Главная » Всё, что задумано, реализуется

Эксклюзив

31.08.2016

Всё, что задумано, реализуется

 

В июне исполнилось четверть века с момента создания в ЦМСЧ № 31 самостоятельной офтальмологической службы – больничного отделения, на базе которого в 2009 году был организован Межрегиональный центр микрохирургии глаза. Юбилейная дата стала поводом для нашей встречи с его заведующим Дмитрием СТЕПИЧЕВЫМ.

 

– Когда я приехал сюда почти тридцать лет назад после окончания Ярославского медицинского института, – вспоминает Дмитрий Николаевич, – здесь уже сформировалась определенная офтальмологическая школа, которая создавалась работавшими тогда врачами, в первую очередь Владимиром Павловичем Ореховым. Она имела свой уклад, свои принципы работы. И мне они очень понравились. Владимир Павлович к тому времени был уже на пенсии, хотя какое-то время еще работал. Мы с ним много общались, и он просил меня, чтобы всё, что было им наработано, не пропало, а продолжало совершенствоваться. Я поставил себе задачу: чтобы в нашем городе офтальмологическая служба не просто существовала, а функционировала на высоком уровне. Поэтому, начиная с 90-х годов, мы взяли курс на создание микрохирургического центра на базе нашего офтальмологического отделения.

Оснащенная новым оборудованием, офтальмологическая служба позволяла нам не только оказывать высокотехнологичную помощь населению, но и стала научно-практической базой кафедры глазных болезней Уральского государственного медицинского университета – заведующий кафедрой доктор медицинских наук Сергей Александрович Коротких предложил нам сотрудничество. Мы не только выполняли обычную для лечебного учреждения работу, но еще и готовили специалистов. Мы не имели права плохо работать, поскольку являлись кафедральной базой и должны были соответствовать этому статусу. И нам это было интересно: внедрять новые технологии, быть на переднем крае офтальмологической науки.

Когда мы вышли на этот высокий уровень, нам в городе стало тесновато. Вот тогда и родилась идея создания Межрегионального центра, который обслуживал бы куст городов ФМБА. Руководство ФМБА наше предложение поддержало, и в 2009 году офтальмологическому отделению ЦМСЧ № 31 был присвоен статус Межрегионального центра микрохирургии глаза. Конечно, с Центра и спрос другой, нежели с обычного отделения. Более широкий круг решаемых задач требует и иной организации работы. Например, обязательно должна быть функциональная диагностика, поэтому мы ее из поликлиники забрали. Должен быть кабинет лазерной хирургии. Создали такой кабинет и начали покупать хорошее операционное оборудование. Стали использовать передовые методики, которые позволяют оперировать более качественно и безопасно. Овладение ими требует учебы, поэтому я и другие врачи Центра проходили соответствующую специализацию. Но чтобы тянуть всю эту работу, нужны энтузиасты, необходима их заинтересованность. И нужно каким-то образом разбудить в каждом такую заинтересованность. К счастью, работающие в Центре врачи – Андрей Сергеевич Мичурин, Сергей Сергеевич Кандаков, Татьяна Александровна Белодед – все заинтересованы в его развитии. И благодаря их неравнодушному творческому отношению к работе дело движется.

Новое оборудование и новые технологии позволяют точнее диагностировать, эффективнее лечить и добиваться быстрого выздоровления. И надо отметить, что начальник медсанчасти Андрей Юрьевич Морозов нас поддерживает. Благодаря этому удалось, например, купить очень дорогой американский комбайн для выполнения глазных операций «Infiniti» (их всего три в области), и он уже семь лет работает безотказно. Несколько слов - об операционном блоке. Это очень важная часть Центра, потому что хирургия – главное направление, можно сказать, стержень нашей работы, которому подчинена вся остальная деятельность. Поэтому нам необходимо иметь современное оборудование и хорошие операционные. Лет восемь назад мы реконструировали наши операционные по немецкой технологии в так называемые чистые операционные - со стерильным воздухом и шлюзовыми входами. В то время они были только в Екатеринбурге, в двух местах: МНТК «Микрохирургия глаза» и онкологическом госпитале. Стоимость такой операционной – один миллион долларов.

– Но одного хорошего оборудования, наверное, недостаточно. Важно еще, кто на нем работает…

– Да, конечно, без коллектива ничего сделать нельзя. Но это еще должен быть коллектив единомышленников – людей, которые меня понимают, и которых я понимаю. Офтальмология нас объединяет. Парадоксально: работать в центре тяжело, но людям эта работа нравится, они любят ее. Коллектив наш – достаточно молодой: средний возраст – чуть больше тридцати. При этом текучки кадров практически нет, коллектив остается стабильным в течение многих лет.

Выделить кого-то персонально довольно трудно, потому что хорошо работают все: начиная от санитарок и заканчивая врачами. Работы много, она сложная. Через Центр микрохирургии проходят 160 человек в месяц! Их надо принять, обогреть, накормить, вылечить и выписать. Всё это выполняют 34 сотрудника Центра. Серьезных замечаний или жалоб со стороны пациентов практически не бывает. Люди, которые у нас пролечиваются, как правило, остаются довольны. Еще раз подчеркну, что все наши сотрудники работают хорошо. Но среди них все-таки есть те, от кого в наибольшей степени зависят микроклимат и обстановка в Центре. В числе первых можно назвать старшую медицинскую сестру Людмилу Александровну Латыпову. Она работает в отделении уже много лет, мы начинали вместе. Она, наверное, является одной из лучших медсестер в больнице. Это не только мое мнение, так считают многие.

Среди постовых сестер нельзя выделить кого-то: все работают с полной отдачей…

– На постовых сестер ложится очень большая нагрузка…

– Да, и на них, и на процедурных сестер. Специфика Центра микрохирургии предусматривает большое число различных процедур, связанных с глазами. Наша медсестра выполняет в два раза больший объем работы, чем процедурная сестра, допустим, в терапии. А зарплата у них – одинаковая. Но, несмотря на это, наши медсестры работают, потому что эта работа им нравится. А те, у кого душа к ней не лежит, быстро уходят, отсеиваются.

Мне всегда везло на операционных сестер. Когда я приехал сюда после института, в офтальмологии операционной сестрой работала Галина Иосифовна Плясова. Она меня многому научила. Сейчас Галина Иосифовна на пенсии. Мы приглашали ее на юбилей, она пришла, и мы очень хорошо пообщались.

Сейчас со мной работает операционная сестра Наталья Александровна Старостина. Это уникальный человек. Во время операции мы с ней практически не разговариваем, потому что она понимает, что я делаю. Я смотрю в микроскоп и не вижу, что она мне дает, но когда протягиваю руку, она подает именно то, что нужно. Если посмотреть на нашу работу в операционной, она похожа на разговор двух глухонемых: сплошной язык жестов. Наталья Александровна работает честно и добросовестно. А это очень важно для операционной сестры, потому что кругом должна быть стерильность, всё должно быть правильно сделано, тогда и осложнений после операции не будет. Как хирург я не могу не доверять операционной сестре, иначе мы просто не сможем работать... Дело в том, что я не могу привлечь врачей в качестве ассистентов, поскольку все они сильно загружены. Операционная сестра ассистирует и мне, и другим врачам, как второй хирург.

– От кого еще зависит благоприятная обстановка?

– От сестры-хозяйки Татьяны Николаевны Прохоровой. На ее плечах обеспечение деятельности четырех отделений Центра: офтальмологического, операционного блока, общего и дневного стационаров. Всё на одном человеке! Ситуация – такая же, как у старшей сестры. Они несут материальную ответственность: всё должно быть на счету, всё должно сходиться. Поэтому необходимо, когда надо, проявлять жесткость. Бывают сложные ситуации, но Татьяна Николаевна успешно с ними справляется.

Санитарочки работают, образно говоря, за копейки. И не только у нас – везде. Хорошо, если получают пенсию, но ведь среди них и непенсионерки есть… Одна из самых недооцененных с точки зрения оплаты труда – должность буфетчицы. Ответственность огромная, поскольку через нее проходит пища для всех больных. А зарплата при этом – совсем мизерная. И то, что наша Любовь Ивановна Воскрецова соглашается за эти небольшие деньги нести такую большую нагрузку, можно объяснить только ее энтузиазмом и добросовестностью.

Еще раз повторю: без коллектива невозможно добиться хороших результатов. У нас коллектив – очень хороший, дружный. Недавно мы отпраздновали 25-летний юбилей. Нас поздравило руководство медсанчасти. Мы сами организовали банкет и коллективный отдых на озере. Всё прошло замечательно, и всем понравилось. К юбилею мы как раз подводили итоги и увидели, что все задумки, которые закладывались при создании самостоятельной офтальмологической службы, а затем и микрохирургического центра, реализуются.

– То есть создание Центра полностью себя оправдало?

– Полностью оправдало. Больше того, некоторые вещи, которые мы сделали раньше, сейчас становятся особенно актуальными. Таким образом, мы создали задел на будущее. И опять же это результат многолетней работы всего коллектива. Быстро такие вещи не делаются. Например, лет 10-15 назад мы имплантировали жесткие хрусталики через огромные разрезы. Эти операции давали много осложнений, которые зависят не только от хирурга, но и от того, чем он работает. Сейчас делаем операции с помощью американского аппарата «Infiniti». Вставляем импортные хрусталики через малые туннельные разрезы длиной 2,2 мм. Это новые технологии. Если бы 25 лет назад мне сказали, что мы будем так работать, я бы не поверил. Потому что тогда ничего подобного не было. А сейчас благодаря деятельности Центра внедряются новые технологии. И этот курс поддерживают руководители и медсанчасти, и ФМБА.

Наш коечный фонд заполняется полностью. Оперативная активность составляет 60-70%, то есть из 100 больных 60-70 оперируются. Это достаточно высокий показатель. В связи с тем, что мы ожидаем увеличения притока больных из ближних городов системы ФМБА, оперативная активность должна еще возрасти.

– При увеличении числа иногородних больных, хватит ли места для жителей нашего города?

– Проблем не будет. Дело в том, что сейчас происходит перепрофилирование больничных коек. У нас было 40 коек общего стационара, на них лечились все – и хирургические, и консервативные больные. Сейчас осуществляется переход на стационарзамещающие технологии. Часть патологий можно лечить на дневном стационаре: человек пришел, уколы получил и ушел домой. Его не надо кормить, и постоянная койка ему не нужна. Сначала у нас было 8 коек дневного стационара, потом – 12, сейчас – 20. На них лечатся консервативные хронические больные. И 20 коек остались в общем стационаре. Если мы будем размещать на них только хирургических больных, то активность Центра приблизится к 100%. Таким образом, резервы у нас есть, мы всё сможем отрегулировать, и жители нашего города никоим образом не пострадают. Никаких проблем возникнуть не должно.

Беседовал Владимир ПАВЛОВ

 
 

Комментарии:

Написать комментарий

Написать комментарий

  • Обязательные для заполнения поля помечены знаком *.

Если у Вас возникли проблемы с чтением кода, нажмите на картинку с кодом для нового кода.
 

← список

Опрос

Знаете ли вы своего депутата?
Да, знаю.
Знаком лично.
Не знаю.
Не голосовал.