Главная » Материалы » ТОЧКА ЗРЕНИЯ » В угол или в детский дом?

В угол или в детский дом?

Не так давно в одной из телепрограмм Центрального телевидения был показан сюжет: девочка-подросток попросилась в детский дом, объясняя это тем, что в родных стенах притесняют. И девочку изъяли из семьи – по ее заявлению.

В результате разбирательств в студии выяснилось, что никаких таких сверхъестественных требований ей не предъявляли: учись в меру сил, помогай по хозяйству, вовремя домой приходи. Ей не понравилось, что папа накричал и шлепнул по мягкому месту за то, что пошла на дискотеку, как ему показалось, вульгарно накрашенной и одетой.

Мнения разделились: одни ратовали за свободное воспитание, как на Востоке – никаких замечаний, пусть естественно дите растет; другие защищали отца, который имел право, по их представлению, поучить дочь. Точка зрения добросовестных родителей: почему какой-то (зачастую некомпетентный) человек может указывать, как мы должны воспитывать своих детей.

Точно так же – полярно – выглядят мнения россиян по поводу введения в стране ювенальной юстиции. Общественность в основном против.

Эти настроения так сформулировал протоиерей Артемий: «Ювенальная юстиция превратит ребенка в предателя… породит целое сословие жуликов, корыстных приставов, которые будут всеми правдами и неправдами отнимать хороших детей у хороших родителей, желая на этом поживиться». Не знаю, как насчет поживиться, а оговаривание родителей, как показывает приведенный пример (их немало), уже началось. Даже говорят о презумпции (предположении, признаваемом истинным, пока не доказано обратное) виновности родителей.

Некоторые более категоричны. Святейший Патриарх Московский и всея Руси Кирилл считает: «Никто не должен решать за родителей, какого мировоззрения должны придерживаться дети, каков должен быть их образ жизни - должны ли они… исполнять обязанности по дому… физически ограждаться от опасных и вредных поступков».

Правозащитник Игорь Смыков убежден, что ювенальная юстиция – часть информационной войны, затеянной Западом против России. Ее цель – «устранить родителей и педагогов от воспитания детей».

«Апологеты ювенальной юстиции намерены полностью поставить семью под контроль государства…Частный случай отдельных злоупотреблений возводится во всеобщее правило, и тогда все родители наделяются статусом преступников», - сказал в одном из интервью Анатолий Иванов – зав. кафедрой социологии семьи МГУ, доктор философских наук.

Посторонние люди решают, кто достоин быть матерью или отцом, а кто нет. И это уже происходит! Детей забирают у кровных родителей и отдают в приюты, в приемные семьи, где мебель красивая и холодильник забит до отказа. А про душевный комфорт все забыли.

Такое впечатление, что на различные ток-шоу по проблемам подростков приходят в основном представители гламура, ни разу не бывавшие в деревне или тщательно скрывающие свое сельское происхождение. То и дело раздаются возгласы: забрать детей, посмотрите, какая кругом грязь, нет условий для проживания…

Грязнули не перевелись. И не факт, что на Рублевке одни чистюли живут. С прислугой-то можно разглагольствовать и обвинять во всех тяжких мамашу, у которой жизнь с начала не заладилась. Не доехала она до Москвы, не заприметил ее олигарх и не привел в свой особняк. Работы нет. По воду – на речку. Школа – в соседней деревне…

Часть из них хочет вернуть своих чад в лоно семьи. А дети, изъятые из семьи, насытившись материальным благополучием, все равно к маме захотят.

Общественность бьет тревогу и по другому поводу. Детям разъяснили их права, воспитывают качества лидеров (есть для этого задатки или нет), а про обязанности как-то подзабыли. Итог – учителя давно бьют тревогу, поскольку все больше учеников с девиантным поведением, и порой непросто навести порядок на уроке.

Одно дело – японцы, которые веками воспитывают своих детей в свободной манере: ничего не запрещают. У них другой менталитет. У нас же издревле на путь истинный, если слово не действует, наставляли традиционно: в угол, шлепнут разок-другой для острастки. И задумаешься, как в другой раз поступить: ослушаться, своевольничать или как учили.

И никто зла на родителей не держал, а повзрослев, говорили: мало ремешком воспитывали, надо было больше, чтобы еще в отрочестве поумнел.

Сегодня наиздавали «документов», согласно которым белоручек плодим: пол в классе мыть нельзя, на субботник – только с разрешения родителей. Странно, что никто против этого не протестует. Пошумят в очередной телепрограмме – и все. Ничего не меняется.

А задуматься над происходящим пора давно. «Применение ювенальной юстиции, - уверена публицист Татьяна Шишова, - приведет к растлению детей, так как родители и учителя юридически потеряют рычаги воздействия на них, к ухудшению школьной дисциплины, поскольку под ювенальным контролем ребенок будет сам решать, что он хочет делать, и в случае противодействия взрослых сможет подавать на них в суд».

Уполномоченный по правам ребенка при Президенте РФ Павел Астахов считает систему ювенальной юстиции неким конвейером, «она способствует обобществлению детей, при котором за них никто не несет ответственности».

Правы уральцы: не надо перенимать западный опыт, следует реформировать свое действующее законодательство и разъяснять, почему для нас опасна ювенальная юстиция. И это доказывает опыт западных стран.

Обратимся к истории вопроса, не вдаваясь особо в подробности.

Принципы ювенальной юстиции в нашей стране впервые законодательно были закреплены в 1995 году Указом Президента № 942 от 14 сентября. Этим документом Борис Ельцин утвердил Национальный план действий в интересах детей. Согласно этому плану было предусмотрено создание системы ювенальной юстиции.

В то же время речь шла о создании ювенальных судов. (Вот уж действительно, все новое – хорошо забытое старое. В истории России уже был первый детский суд. Он просуществовал с 1910 по 1918 год, после революции его упразднили.) На этом настаивали специалисты, работавшие с несовершеннолетними. Из собственного опыта они знали: нельзя к подросткам, преступившим закон, подходить с теми же мерками, по которым судят закоренелых преступников.

Поправки, внесенные в наше законодательство, большого эффекта не принесли. И снова возникли предпосылки для судебно-правовой реформы. А именно: ослабли устои семьи, снизилась ответственность родителей за воспитание и образование детей, все больше фактов их жестокого обращения с дочкой или сыном, снизились воспитательные функции школы, плохо налажен учет детей, оставшихся без попечения родителей, наркотики, алкоголь и пиво – национальное бедствие.

Наверняка есть и положительные стороны системы. Думаю, к разговору подключатся заинтересованные горожане, специалисты в области права, педагоги, родители. Надеюсь, всем нам небезразлична судьба будущих поколений, да и страны в целом.

Надежда СТАХЕЕВА

 

Мы пригласили к разговору специалистов, людей заинтересованных. Получены первые отклики. Публикуем точки зрения юриста с 30-летним стажем и председателя Новоуральского городского суда.

 

Во благо ли?

Ювенальной юстицией называют систему правосудия, которая включает в себя особый порядок судопроизводства и систему судов для несовершеннолетних, а также введение института социального патроната ( новой формы индивидуальной профилактической работы с детьми из неблагополучных семей и родителями, оказавшимися в сложной жизненной ситуации).

Я против принятия закона о ювенальной юстиции в России. Поясню почему.

Считаю, что наше общество не готово к этому: нет понимания, что такое ювенальная юстиция и зачем она нужна, как будет работать. Законопроекты о ювенальной юстиции сырые, не имеют четких критериев, содержат декларативные нормы, из них сложно определить, создадут ли они принципиальное улучшение положения детей.

У нас уже есть органы, которые осуществляют контроль за семьей. Это органы опеки и попечительства, прокуратура, комиссии по делам несовершеннолетних, всевозможные центры с психологами и социологами.

Существующая система российского законодательства уже содержит в себе правоотношения, регулируемые традиционными нормами права: гражданского, семейного, административного, уголовного, уголовно- процессуального и др. Изъятие из них соответствующих разделов в целях принятия закона о ювенальной юстиции означает коренную правовую реформу!

Возникает вопрос: для чего и во благо ли? При необходимости можно внести изменения в действующие законы, чтобы усилить ответственность родителей, самих несовершеннолетних, органов, осуществляющих контроль и т. д.

Не понятно, зачем мы перенимаем зарубежные, западные модели ювенальной юстиции, которые, ко всему прочему, уже имеют серьезные негативные последствия. Не лучше ли учиться на чужих ошибках? У нас другой образ жизни, другой менталитет, другие основы, иные ценности, традиции, устои. Нам свойственны: независимость семьи, право родителей самим определять приоритеты в воспитании, традиционные отношения, исходящие из подчинения младших старшим. Существующие законопроекты ставят все это под угрозу.

Кроме того, законопроекты о ювенальной юстиции дают неограниченную возможность вмешательства разнообразных структур в дела семьи. При такой ситуации люди перестанут жениться и выходить замуж, резко сократится рождаемость. Это первое.

Второе, чтобы закон о ювенальной юстиции воплотить в жизнь, понадобятся существенные финансовые средства на здания, помещения, структуры, бумаготворчество, на принятие различных программ, финансовые средства будут отражаться в бюджетах всех уровней. Для отчетов необходимо будет проводить работу, где человеческий фактор играет не последнюю роль. Не появится ли новая лазейка для коррупции? Не пострадают ли люди, не будут ли сломлены чьи-то судьбы?

Может, не растрачивая денежные средства на что-то непонятное, уже сейчас материально поддержать семьи?

По-моему, не стоит раскалывать общество еще и по этому вопросу.

Татьяна КУЛЕШОВА

 

Необходимости в ювенальном суде нет

Понятие «ювенальная юстиция» возникло еще до революции и относилось только к специализированным судам, которые занимались рассмотрением дел в отношении несовершеннолетних правонарушителей. Задачей суда было и есть не только выявление и наказание правонарушителя, но и защита детей, поскольку речь идет и о несовершеннолетних потерпевших. Подготовка и принятие отдельных законодательных актов в отношении несовершеннолетних граждан направлены только на защиту их интересов и ничего в этом плохого нет. Фактически и в настоящее время достаточно норм, которые предусматривают и лишение родительских прав, и усыновление, и возможность ребенка пойти и пожаловаться на родителей хоть в полицию, хоть в органы опеки, хоть в суд.

Что касается введения специализированного ювенального суда, то, думаю, что большой необходимости в этом нет, поскольку все вопросы, связанные с делами в отношении детей, можно решить путем специализации, что и делается в Свердловской области уже на протяжении многих лет - в судах введена такая специализация.

Приказом председателя Свердловского областного суда утвержден список наиболее опытных судей, которые рассматривают дела в отношении несовершеннолетних подсудимых и потерпевших. На базе Свердловского областного суда действует система повышения квалификации и переподготовки, так как при рассмотрении данной категории дел судья должен знать не только законодательство, но и педагогику, и психологию. Каждый судья, рассматривающий дела в отношении несовершеннолетних, проходит повышение квалификации на курсах, где ведут занятия и педагоги, и психологи.

Суд проводит большую профилактическую работу, на него возлагается и воспитательная функция. При подготовке дел к рассмотрению в обязательном порядке выясняются условия жизни и воспитания несовершеннолетнего, уровень психического развития и иные особенности его личности, влияние на несовершеннолетнего старших по возрасту лиц. Не случайно в судах была введена должность помощника судьи, рассматривающего дела в отношении несовершеннолетних. В должностные обязанности помощника входит проведение профилактических бесед как с несовершеннолетними подсудимыми и их родителями, так в последующем с ними как с осужденными лицами.

В качестве положительного примера данной работы можно привести такие цифры : в 2010 году в суд поступило 71 уголовное дело, привлечены к уголовной ответственности 47 подростков, в отношении остальных уголовные дела были прекращены; в 2011 году поступило 35 уголовных дел, привлечены к ответственности 22 несовершеннолетних правонарушителя; в 2012 году поступило 35 дел, привлечены к ответственности 20 подростков.

Наталья СЕМКИНА,

председатель Новоуральского городского суда

 

 

 

 

Комментарии:

Написать комментарий

Написать комментарий

  • Обязательные для заполнения поля помечены знаком *.

Если у Вас возникли проблемы с чтением кода, нажмите на картинку с кодом для нового кода.
 

Опрос

Знаете ли вы своего депутата?
Да, знаю.
Знаком лично.
Не знаю.
Не голосовал.