Главная » Материалы » ТОЧКА ЗРЕНИЯ » Расплата за провокационную сатиру

Расплата за провокационную сатиру

На телеэкране – новости. Главная – события в Париже. Некоторые каналы сначала делают упор на то, что во Франции представители мусульман совершили теракт в отношении журналистов, что в Европе идет наступление на свободу слова, показывают многотысячные митинги. Попозже – оценка происходящего уже более объективна, и народ разделился на тех, кто осуждает карикатуристов, и на тех, кто против решения разногласий путем физической расправы.

События во Франции всколыхнули весь мир и еще раз доказали: журналист обязан быть толерантным по отношению к другому мнению и другой религии, должен уважать общечеловеческие ценности и религиозные чувства сограждан. Профессия обязывает его быть социально ответственным перед своим читателем или зрителем.

Самосуд над сотрудниками «Шарли» трудно оправдать. Мусульмане не правы в том, что пролили кровь, а не попытались цивилизованными методами прекратить публичные издевательства над их святыней.

«НГГ» предлагает вашему вниманию несколько мнений по этой широко обсуждаемой сегодня теме.

 

Мёртвые сраму не имут

Все мы знаем эту старинную русскую поговорку. Летописи гласят, что её использовал в качестве призыва к своим воинам киевский князь Святослав перед битвой с византийцами, он считал: лучше умереть, чем опозориться, смерть в бою всегда почётна.

У мёртвых отсутствует чувство стыда. Они застывают в тех позах, в каких застала их смерть, зачастую не совсем этичных с точки зрения живого человека. Но им это простительно, потому что их покинула Душа, и они уже не могут прикрыть свой срам самостоятельно. Срам – это наружные половые органы (для тех, кто забыл первоначальное значение этого слова).

К чему это я? Да к вопросу о справедливости возмездия в отношении карикатуристов французского издания «Charlie Hebdо». Вот корреспондент «Би-би-си» Хью Скофилд считает, что «сатира Charlie Hebdo - часть свято чтимой традиции французской журналистики, уходящей корнями во времена Марии Антуанетты. В этой традиции причудливо сочетаются левый радикализм и провокационная сатира, часто граничащая с непристойностью».

«Если в XVIII веке объектом насмешек была королевская семья, то сегодня сатирики охотятся за иной добычей: политиками, полицейскими, банкирами и религиозными деятелями. При этом во французской сатире сохранился тот же дух веселого нахальства, присущий когда-то критике королей. «Charlie Hebdo» — яркий тому пример. Решение посмеяться над пророком Мухаммедом полностью совпадает с исторической традицией французской сатиры», - пишет Хью Скофилд.

А про полуторатысячелетнюю традицию исламской религии - вообще не изображать пророка Мухаммеда - корреспондент Би-Би-Си как-то не задумывается. И про призыв французского классика к ответственности за тех, кого приручили (когда приглашали мигрантов-мусульман и делали их своими гражданами, о чём думали?), не вспоминает.

Конечно, за годы издания «Шарли» на его страницах появлялись карикатуры не только с изображением пророка Мухаммеда, но и полицейских, держащих в руках истекающие кровью головы иммигрантов, мастурбирующих монахинь, римских пап с презервативами и прочие гадости.  

Для меня, журналиста с двадцатипятилетним стажем, всё предельно ясно: во Франции - стране, где так называемая "свобода слова" доведена до неограниченной возможности смело оскорблять чувства миллионов людей, бессовестные подонки от журналистики, опьянённые отсутствием или бездействием законодательства о СМИ, наконец-то наказаны. Наказаны сурово и беспощадно. По сути, осуществлён публичный самосуд на глазах мировой общественности. И если для 400 миллионов коренных европейцев – это варварство и дикость, то для полутора миллиардов мусульман – это долгожданное торжество справедливости.

Так кто же довёл ситуацию до такого финала? В первую очередь, это само Французское государство, сотни лет живущее с двойной моралью, с убеждённостью в том, что есть люди и вероисповедания второго сорта. Государство, поощряющее безнаказанность публичных оскорблений чувств своих верующих, да и неверующих граждан.

Никто не вправе порочить то, что свято для сотен миллионов людей на Земле. Если правительство Франции не примет справедливые законы, ограждающие всех своих граждан от оскорблений, клеветы и сознательной лжи средств массовой информации, траурные дни в этой стране, к сожалению, могут стать регулярными.

Французы и прочие европейцы с упоением скандируют и пишут на себе «Я – Шарли!», что в переводе на нормальный язык означает: «Я - бессовестный, я – аморальный, я – бесстыдник, я - бездушный!», забывая о том, что только стыд (совесть) отличает живого человека от мёртвого (ведь только мёртвые сраму не имут). Таким образом они защищают своё право на отсутствие стыда, совести, право на свою бездушевность и бездуховность, то есть право быть (жить) мёртвыми и не замечать собственного срама.

Вадим АВЕРЬЯНОВ

 

Осуждая терроризм, не обязательно предавать свои убеждения

 

Французские события начала этого года кто-то хочет выставить как конфликт между христианским и мусульманским миром, но это не так. Европа, и Франция в особенности, уже давно отошли от христианского мировоззрения, а точнее, так его модернизировали и приспособили под себя, что Бог стал слугой человека. Его вспоминают, когда возникает необходимость в душевном комфорте, в утешении и любви. Любовью Бога оправдывают даже грех, например, когда в протестантских церквях венчают гомосексуалистов, указывают именно на то, что Бог любит всех одинаково и что это Бог создал людей такими. Гуманизм стал новой религией, где человек - мера всего.

Именно поэтому долгие годы «Шарли Эбдо»(«Charlie Hebdo») смеялся над традиционными религиями и, несмотря на периодические закрытия и переименования, чувствовал себя вполне комфортно под защитой государства.

Что касается произошедшего теракта, то, конечно, нельзя радоваться смерти людей. Понятна скорбь французов, и им нужно посочувствовать. Однако смущает то, что именно погибшие карикатуристы стали символом этой трагедии, и нам предлагают делать выбор: либо вы «Шарли», либо вы террористы! С кем мы – с жертвами или убийцами? Абсурдный вопрос, на который не нужно отвечать. Для верующего человека рисунки убитых карикатуристов омерзительны, и их смерть не заставит меня стать соучастником их творчества, взять себе их имя.

Случилось убийство, прошел марш скорби о жертвах, но история на этом не закончилась. Она могла бы стать драмой, заставившей мир измениться, но превратилась в балаган. И вот почему.  

Редакция «Шарли Эбдо» в первом номере, последовавшем за убийствами, публикует шутки в адрес общественных деятелей, публично высказавших сочувствие. Издатели объявляют, что не нуждаются в поддержке Католической Церкви: «Больше всего нас насмешили колокола Нотр-Дам, звонящие в нашу честь. И мы хотели бы передать весточку Папе Франциску, который тоже нас пожалел на этой неделе: мы примем звон колоколов Нотр-Дам, только если звонарями будут активисты Femen».

Представление продолжается, тиражи растут, и редакция «Шарли Эбдо» не планирует снижать накала борьбы.

Американский социолог Сэмюэл Хантингтон в 1996 году писал: «Основные политические идеологии двадцатого века включают либерализм, социализм, анархизм, корпоративизм, марксизм, коммунизм, социал-демократию, консерватизм, национализм, фашизм и христианскую демократию. Объединяет их одно: они все – порождения западной цивилизации. Ни одна другая цивилизация не породила достаточно значимую политическую идеологию. Запад, в свою очередь, никогда не порождал основной религии. Все главные мировые религии родились в незападных цивилизациях и в большинстве случаев раньше, чем западная цивилизация. По мере того как мир уходит от господства Запада, сходят на нет идеологии, олицетворяющие позднюю западную цивилизацию, и на их место приходят религиозные и другие культурные формы идентификации. А религия… все чаще вмешивается в международные дела».

Чем это обернется для Европы? Знает только Бог.  

Василий МОЛЧАНОВ,

преподаватель Воскресной школы

 

Я – не Шарли

 

Я не поддерживаю свободу слова в ее западноевропейском понимании. Как мусульманин я очень болезненно воспринял карикатуры на Пророка Мухаммеда, ведь он - божественная милость, которая была послана для всего человечества.

Безусловно, свобода слова должна быть. Но она бывает разной. Когда ты общаешься в своем кругу – это одно. А когда твои слова слышат миллионы – нужно хорошенько подумать перед тем, как что-то сказать. В этом случае должны быть рамки, но устанавливать их должно не государство, а сам говорящий, тем более если речь идет о религиозных святынях. Прежде всего - это вопрос собственной культуры.

 К сожалению, вышло так, что действия террористов бросили тень на всех мусульман мира, а их на сегодняшний день насчитывается около  полутора миллиардов. А ведь согласно Корану человек, убивший одного безвинного человека, будет отвечать перед Богом как за убийство всего человечества. Почему-то в СМИ такие аяты из Корана не цитируют, при каждом удобном случае лишь трезвонят про исламский терроризм.

Я бывал в Париже на пятничных проповедях, там собирается колоссальное количество мусульман. Имея такой высокий процент мусульманского населения, государство должно его поддерживать и защищать наравне с остальными гражданами, а не относиться к ним как к  людям второго сорта.

На мой взгляд, во многих западных странах происходит обесценивание семьи, брака в  традиционном их понимании, общая потеря нравственности, смешение понятий добра и зла. Многие неприемлемые ранее вещи считаются нормой.

В настоящее время идет искусственное нагнетание конфронтации между религиями. И делается это целенаправленно, под девизом «разделяй и властвуй». Под предлогом борьбы с исламским терроризмом тем же США очень удобно держать под контролем государства, которые интересны им как поставщики сырья либо как рынки сбыта.

Чтобы избежать подобной участи, граждане России должны ощущать себя единым народом, а не выяснять национальные отношения, как, например, это делают киевские власти. Детям со школьных парт нужно рассказывать о других религиях, о том, что такое уважение и толерантность. 

 

Марат Салихов,

депутат Думы НГО, председатель Конгресса татар Урала

 

Нельзя оскорблять чувства верующих

 

Я считаю, что никакая свобода слова не дает СМИ права оскорблять чувства верующих людей. Есть такая восточная мудрость: «Дурак, увидев дырку в ковре, покажет на  нее пальцем, а мудрец прикроет полой халата». Та свобода слова, за которую борются в Европе, больше похожа на вседозволенность. Представляю, что бы было, если бы в России начали публиковать карикатуры на Иисуса Христа. Это просто уму непостижимо! Почему люди позволяют себе это делать с Пророком Магомедом, и почему это считается свободой слова?

В любом вероисповедании есть люди адекватные, но есть и радикальные фанатики, которые не пальцем на дырку покажут, а изрешетят оставшийся ковер  из автомата.  Мне непонятна в данном случае позиция государства: поддерживая издание, они только провоцируют. 

Самое интересное, что французские правые радикалы, в том числе Марин Ле Пен, не стали участвовать в шествиях в поддержку «Шарли» в связи со  своим несогласием. Она просто пришла в церковь, чтобы помянуть погибших. По-моему, это правильно.  А то, как поступают главы европейских стран, да и США… Одно дело - высказать соболезнования. Но тут пахнет другим. Почему люди не видят эту грань?  Ведь практически все войны имеют религиозную подоплеку.

Думаю, что нагнетание конфронтации между исламским и христианским мирами делается по большей части от бездумья. Причем не оттого, что люди дураки, а оттого, что потеряли нравственные ориентиры. Они искренне считают, что поступают правильно.       

С моей точки зрения, все западные цивилизации  - это то, к чему, не приведи Господь, может приехать Россия. Это - потеря институтов семьи, брака, того, на чем базируется общество. Потеря веры и религии. Потому что  рисовать карикатуры такого рода  могут либо религиозные фанатики, либо люди, у которых полностью отсутствует внутренняя порядочность. Поэтому вешать себе на грудь плакат «Я – Шарли» - все равно что повесить «Я – дурак».

По поводу реакции радикальных мусульман. Убивать людей только за то, что они  невеликого ума, - неправильно. Это фашизм. Причем он получается обоюдным. Этот фашизм поддерживает государство, так или иначе, например, выделяя средства на дополнительный выпуск журнала. 

Если вспомнить историю Франции, там давно присутствуют мусульмане, которые сначала проживали на территории французских колоний. А сейчас, после появления у них права на гражданство, получается, что правительство борется против своего  народа по религиозному признаку.  Одни экстремисты  против других. Но когда в роли экстремиста выступает государство, это категорически неправильно. 

Тяжело судить о событиях, зная, что по телевидению показывают далеко не все. Но и из того, что мы видим, очевидно, что происходит это при поддержке государства.

Я считаю, что это первый звонок  для российских защитников западноевропейских ценностей.

Натан КАНДАЛОВ,

председатель Совета еврейской общины Новоуральска

 

Комментарии:

Написать комментарий

Написать комментарий

  • Обязательные для заполнения поля помечены знаком *.

Если у Вас возникли проблемы с чтением кода, нажмите на картинку с кодом для нового кода.
 

Опрос

Знаете ли вы своего депутата?
Да, знаю.
Знаком лично.
Не знаю.
Не голосовал.