Главная » Материалы » ТОЧКА ЗРЕНИЯ » Нужен ли Новоуральску ТОР?

Нужен ли Новоуральску ТОР?

В большом свете водятся

премелкие души.

 

Начинаются чины –

перестает искренность.

 

О, Клим! Дела твои велики!

Но кто хвалил тебя?

Родня и две заики.

Фонвизин Денис Иванович

 

Что меня настораживает в процессе реализации проекта ТОСЭР-ТОР? Прежде всего то, что в последние годы (особенно в 2014-2015) на эту тему в российских СМИ, в открытых выступлениях, на совещаниях различного уровня имело место много разговоров, речей, пафосных прогнозов от представителей властей самых разных уровней. Но не было самого главного – внятной, четкой, убедительной трактовки концепции ТОР.

Чего конкретно хотим? Для чего? Что получаем в итоге?

 

Недавно в одной из телепередач известный режиссер председатель ОНФ Станислав Говорухин в процессе рассуждений сказал: «Кто такой пессимист? - Это хорошо информированный оптимист». Не смею причислять себя к таковым… Но я всегда много читал, слушал, анализировал и сегодня стараюсь не отставать от реалий жизни.

В этом номере газеты хочется поделиться мыслями по вопросам развития фармацевтической промышленности. Если государственные власти (и региональные иже с ними) понимают и считают своими обязанностями обеспечение граждан РФ всем набором известных человечеству лекарственных средств и естественное способствование разработкам и созданию новых эффективных препаратов, они должны, просто обязаны, поддерживать эту сферу деятельности в РФ всеми способами: официально, напрямую, оградив ее от влияния коррупции.

И не стоит, наверное, в этом важном деле надеяться на возможности ТОР (не исключая определенной доли их пользы). Это касается и новоуральского завода «Медсинтез».

Если он полезен, перспективен, идет вперед со своими разработками, наработками, открытиями, опытом, если он нужен - ему необходимо оказывать «адресное» внимание, «адресную» помощь материально и через налоговые льготы и обеспечивать «адресный» постоянный контроль. Такого отношения достойны и другие подобные предприятия.

Иначе и далее мы, РФ, будем свои достижения определять количеством ТОР, а не объемами нужной и конкурентоспособной продукции для обеспечения здоровья россиян.

А если сделать небольшое отступление и остановиться на медицинской теме из жизни, то невольно вспоминается одна из «лекарственных проблем» из личного опыта.

Наряду с другими болячками, накопившимися у меня за полвека сознательной жизни, лет 15 назад врачи обнаружили еще и проблемы со щитовидной железой. До кучи. Авторитетные эндокринологи из ОКБ Екатеринбурга посоветовали: чтобы процесс остановить и не дать ему развиться, чтобы не доводить ситуацию до операции, необходимо начать и (не прекращая даже на 1 день) употреблять «Крестор», английский препарат, не из дешевых. Но он этого стоит. В России подобного не производили.

Несколько первых лет я подлавливал «Крестор» в Екатеринбурге, в аптеке в Банковском переулке, в Новоуральске тогда его вообще не бывало в продаже. Цена за коробку с 28 пилюлями составляла рублей 400. Потом «Крестор» появился в других аптеках «бурга», а лет пять назад (может, и ошибаюсь немного) и в аптеках Новоуральска.

Лет 7-8 назад коробка «Крестора» с 28 таблетками по 10 мг стала стоить рублей примерно 700-800, а по 20 мг – 1300-1400 руб. Сегодня в Новоуральске коробку «Крестора» 10 мг можно приобрести за 2600 руб., а 20 мг - за 4300 руб., плюс-минус 100 рублей. То есть за 15 лет цены на «Крестор» выросли в 10 раз, а за последние 7-8 лет более чем в три раза.

Пенсии у нас с женой подросли в полтора раза. Сегодня можно пользоваться и появившимися аналогами «Крестора», из которых наиболее близок к репутации «Крестора» - венгерский аналог фирмы «Гедеон Рихтер». Кстати, венгерская фармацевтика всегда получала от россиян знак качества за известную всем замечательную «Но-шпу».

Что примечательно, хорошо пристроились при импортных лекарствах многие российские, в основном московские фирмы и конторы, которые (конечно же, вы угадали!) исполняют важнейшую функцию во всем технологическом процессе – фасуют! И с гордостью обозначают свою аббревиатуру на коробках, пакетах, баночках, тюбиках. Они, безусловно, позиционируют себя как представители фармацевтической промышленности и взимают с нас все больше и больше денег за свои высокопрофессиональные услуги.

По моему разумению, тому же заводу «Медсинтез» не нужна (образно говоря) «этикетка» на груди белого халата как члена клуба ТОР - «Медсинтезу» необходимо дать денег, создать условия, оговорить планы совместной работы по развитию на благо народов России. И вперед!

Произнося название уважаемого мною коллектива завода «Медсинтез», я вовсе не имею в виду конкретно только наш новоуральский завод, он скорее – в том числе.

Мне хочется уразуметь, понять, как обстоят дела в российской фармацевтике.

Если не принимать во внимание бодрые супероптимистичные выступления перед объективами ТV депутата Госдумы Ю.Петрова, иной информации на эту тему, внятной и полной, как-то не приходилось слышать от кого-либо.

Моя любимая бабушка Пелагея Иннокентьевна, Царство ей небесное, от всех болезней нам, ее внукам и внучкам, и родителям нашим всегда давала и заставляла выпить таблетку «Кальцекса».

Она была грамотным человеком, но дело в том, что других лекарств в конце 40-х и начале 50-х просто не было. Ну а «Кальцекс», сопровожденный добрым пожеланием бабушки, вроде бы и помогал. Спасибо бабушке.

А ТОР? Сколько ни говори халва, халва, халва – во рту слаще не станет. Сколько ни говори ТОР, ТОР, ТОР - отечественный «Крестор» не появится.

Простая истина – работать надо.

Валерий ЛЕНДЕНЕВ

 

 

Комментарии:

Написать комментарий

Написать комментарий

  • Обязательные для заполнения поля помечены знаком *.

Если у Вас возникли проблемы с чтением кода, нажмите на картинку с кодом для нового кода.
 

Опрос

Знаете ли вы своего депутата?
Да, знаю.
Знаком лично.
Не знаю.
Не голосовал.