Главная » Материалы » ПОЛИТИКА » Местное самоуправление по-новоуральски

Местное самоуправление по-новоуральски

Не скажу, что 2014-й год выдался для комиссии по местному самоуправлению (МСУ) Думы НГО каким-то особенным. Были удачи, была работа «в стол», а случалась и «на корзину». Словом, устоявшийся рабочий режим. Но – обо всем по порядку.

 

«Картинка» первая. Алкогольно-наркотическая

В конце прошлого года состоялся форум по профилактике наркомании и алкоголизма на территории НГО. Его резолюция, помимо прочего, содержала ряд рекомендаций в адрес Думы в части оформления законодательных инициатив по усилению мер контроля оборота и употребления алкогольной продукции и наркотических средств. Для обсуждения резолюции наша комиссия сформировала рабочую группу с привлечением специалистов администрации НГО, представителей предпринимательского сообщества, депутатов Думы.

В рамках антиалкогольной тематики мы изучили проект постановления областного правительства «Об установлении на территории Свердловской области дополнительного ограничения времени, условий и мест розничной продажи алкогольной продукции», в который вошли перекликающиеся с предложениями форума позиции по запрету на продажу алкоголя:

– в местах проведения культурно-массовых, спортивных и иных мероприятий и на прилегающих к ним территориях – в течение 1 часа до начала, во время проведения и в течение 1 часа после окончания указанных мероприятий;

– в торговых объектах, расположенных в нежилых помещениях многоквартирных домов (МКД), переведенных из жилых помещений;

– в торговых объектах, расположенных в нежилых помещениях МКД, вход для потребителей в которые организован со стороны того фасада, на котором расположены подъезды;

– ряд других ограничений.

В результате анализа проблемы мы пришли к выводу, что введение дополнительных ограничений, помимо перечисленных в документе, приведет не к сокращению, а лишь к перераспределению рынка алкогольной продукции – уменьшится количество продовольственных торговых точек (а значит, и рабочих мест), тогда как специализированные сети (например «Красное и белое») продолжат функционировать. Кроме этого, увеличится объем реализации некачественного и контрафактного алкоголя. Принимая во внимание эти соображения, а также учитывая содержание документа, мы посчитали нецелесообразным инициировать какие-либо дополнительные запретительные меры.

К сожалению, проект постановления до сих пор остается лишь проектом.

А вообще, я убежден, что полноценная борьба с пьянством, особенно подростковым, не должна заканчиваться ограничением ПРЕДЛОЖЕНИЯ алкоголя – гораздо важнее наладить системную и комплексную работу по снижению СПРОСА на него. А эта проблема связана уже с культурой, образованием, физкультурой и многим другим.

Что касается незаконного оборота наркотиков, то на сегодня сложилась ситуация, когда невозможно ограничить распространение смесей, содержащих незапрещенные к продаже растения и химические ингредиенты, обладающие одурманивающим эффектом, но в силу новизны своего состава не включенные в Перечень наркотических средств, психотропных веществ и их прекурсоров, подлежащих контролю в РФ.

В целях своевременного реагирования на создание новых наркотических средств и психотропных веществ мы подготовили Обращение в Заксобрание Свердловской области о внесении в Госдуму законодательной инициативы по наделению ФСКН правом принимать решение о приостановлении оборота веществ, обладающих негативным воздействием на организм человека, сходных по своему воздействию с наркотиками и психотропами и их прекурсорами, до включения их в Перечень.

В результате нашего Обращения на уровне области была создана рабочая группа. Думаю, включение в ее состав представителя Управления по правовой работе аппарата Государственного антинаркотического комитета ФСКН определенным образом сказалось на последующем развитии событий. А именно: на внесении Президентом РФ в Госдуму законопроекта, вводящего уголовную ответственность за оборот новых психоактивных веществ (так называемых спайсов) и административную ответственность за их потребление.

Проектом вводится понятие «новые потенциально опасные психоактивные вещества, оборот которых в России запрещен» – вещества, вызывающие у человека состояние наркотического или иного токсического опьянения, опасные для его жизни и здоровья, но в отношении которых пока не установлены санитарно-эпидемиологические требования либо меры контроля за их оборотом. ФСКН теперь сможет создать реестр таких веществ. За незаконные их производство, приобретение, хранение и сбыт предусмотрен штраф в размере до 30 тыс. руб. или ограничение свободы до 2 лет. При отягчающих обстоятельствах – штраф до 200 тыс. руб. или лишение свободы до 6 лет. Если указанные деяния привели к смерти человека – лишение свободы до 8 лет. Потребление спайсов влечет наложение административного штрафа от 4 до 5 тыс. руб. либо арест на срок до 15 суток, аналогичное наказание вводится и за вовлечение несовершеннолетних в употребление наркотиков или психотропов.

Госдума 12 декабря одобрила законопроект в первом чтении. Таким образом, новоуральская инициатива получила гораздо более серьезное развитие, чем мы предполагали.

 

«Картинка» вторая. Земельная

Еще одна наша законодательная инициатива увенчалась-таки успехом. Речь идет о внесении изменений в областной закон об административных правонарушениях.

Дело в том, что на территории НГО около 80 % земель относится к землям, государственная собственность на которые не разграничена. С одной стороны, к полномочиям органов МСУ отнесено распоряжение такими земельными участками. С другой - возможность привлечения к административной ответственности за нарушение установленного порядка проведения земляных работ в отношении этих земель отсутствовала.

В результате наших усилий 30 июня 2014 года в областном законе об административных правонарушениях появилась норма, восполняющая этот досадный пробел. Так что, недобросовестные копатели многострадальной земли новоуральской, милости теперь просим на административную комиссию.

 

«Картинка» третья. Трудовая

К сожалению, нам так и не удалось похвастаться воплощением другой инициативы (озвученной депутатом Андреем Великовым), которая почила на областном уровне, так и не увидев Москвы.

Сегодня Трудовой кодекс РФ предоставляет уполномоченному органу (в нашем случае – главе администрации) возможность досрочного расторжения трудового договора с руководителем государственного и муниципального учреждения в любое время без какого-либо обоснования причин. Тогда как в отношении руководителей государственных и муниципальных предприятий аналогичное решение принимается в порядке, установленном Правительством РФ.

Мы посчитали, что имеющаяся в законодательстве неопределенность дает возможность увольнять руководителей учреждений с нарушением общественных интересов. Кроме этого, не соблюдается обеспечение равных условий увольнения для руководителей всех государственных и муниципальных организаций. Эти соображения и сподвигли нас обратиться в Заксобрание Свердловской области с предложением о внесении в Госдуму РФ законодательной инициативы по вопросу соответствующего изменения ст. 278 ТК РФ.

Однако в области никаких несправедливостей в существующем положении дел не усмотрели, а предлагаемые изменения сочли нецелесообразными.

Но мы не унываем. Во-первых, Конституционный суд РФ в этом вопросе также занимает позицию недопустимости произвола при увольнении руководителей учреждений. Во-вторых, аналогичные инициативы уже прозвучали в других регионах. Что и дает надежду на все-таки положительный исход дела.

 

«Картинка» четвертая. Добровольно-дружинная

«Все новое – нехорошо забытое старое» – осенило федерального законодателя, и полгода назад он вменил муниципалитетам полномочие по «оказанию поддержки гражданам и их объединениям, участвующим в охране общественного порядка, созданию условий для деятельности народных дружин».

Вообще, при нынешней управленческой и ресурсной централизации регулирование подобных вещей – прерогатива государства. И подробности правового и финансового сопровождения должны были бы уточниться в соответствующем областном законе. Которого до сих пор так и не народилось. А поскольку нет ничего мучительнее ожидания, то в сентябре Дума НГО приняла местное Положение – дабы продемонстрировать расторопность, а заодно проанонсировать населению предстоящее возрождение ДНД. Однако, как и любая преждевременность, наша оказалась чревата одним серьезным недостатком – решение вызывало больше вопросов, чем давало ответов (которых оно, кстати, в силу своего, муниципального, уровня, дать и не могло):

– каковы схемы взаимодействия ДНД и полиции,

– каковы права и обязанности народного дружинника,

– каковы гарантии его безопасности,

– каковы механизмы страхования его жизни, здоровья, ответственности,

– каковы его снаряжение и спецсредства, а также алгоритмы и рамки их использования,

– каковы способы его мотивации (государством, муниципалитетом, работодателем)?

Смысл нашего документа свелся к констатации права муниципалитета предоставлять имущество и участвовать в финансировании. И – все!

Скажу откровенно: в условиях правового и информационного вакуума вряд ли стоит рассчитывать на массовое развитие ДНД-движения. Лично я ни в засаде, ни в погоне, ни даже в патрулировании участвовать не готов. Пока.

 

«Картинка» пятая. Молодежная

Немало копий оказалось сломано при разработке положения о Молодежной думе (МД), которое мы приняли в июне 2014 года. Камнями преткновения оказались следующие вопросы:

– а зачем она вообще нужна,

– не произойдет ли дублирования – частично с Общественной палатой, частично с Молодежной администрацией, частично с Думой НГО,

– до какой степени мы должны диктовать МД, как ей жить,

– насколько традиционными должны быть избирательные механизмы?

По поводу нужности этого общественного органа у меня нет ни особого скепсиса, ни особого оптимизма. Если кому-то МД интересна, например как площадка для формирования и реализации идей или приобретения навыков, то уже одного этого достаточно, чтобы признать ее полезность. В плане же городского самоуправления серьезных надежд я на нее не возлагаю. И, видимо, не я один, поскольку явка на выборы составила всего 4 %.

Дублирования с Молодежной администрацией, на мой взгляд, избежать так и не удалось – во всяком случае, в подходах к осуществлению проектной деятельности.

Много споров было о том, насколько детально стоит прописывать деятельность МД в положении, насколько плотно Дума НГО должна ее опекать (прозвучало даже предложение о назначении куратора) и насколько тесно с ней взаимодействовать (на уровне программ, проектов, комиссий, депутатов). Убежден, что в данном случае уместна максимальная свобода. Интересно, что МД с самого начала заявила о своей не просто самостоятельности, но – самодостаточности. Что, в общем, и неплохо, так как в большинстве случаев пригождается именно собственный опыт, а подсказки старших товарищей могли бы оказаться не всегда уместными.

При назначении выборов обсуждались различные варианты голосования, поскольку закон нас здесь ни в чем не ограничивает. Мне интересным представлялся Интернет-механизм – это было бы вполне по-молодежному и довольно революционно. Однако революции не случилось, голосовали традиционно – в урны. Хотя определенная новизна все-таки произошла – в виде назначения многомандатных округов.

Вообще, многомандатная схема, на мой взгляд, наиболее справедливая - избиратель имеет возможность определить не одного кандидата, а целый набор кандидатур по собственному видению направлений деятельности представительного органа. Как знать, может быть, этот опыт будет когда-нибудь распространен и на выборы в Думу НГО.

 

На обороте

Если же отвлечься от Новоуральска и оценить ситуацию в масштабах страны, то я бы ее охарактеризовал как процесс замещения представительной демократии демократией совещательной.

С одной стороны – повсеместное создание (в большинстве случаев по инициативе сверху) различных общественных структур: советов, дум, администраций, палат и т.д., фактически не имеющих ни полномочий, ни ресурсов.

С другой стороны – крепчание и вертикализация официальных органов управления. С откровенным сосредоточением реальной власти в исполнительной ее ветви (всеми ресурсами и полномочиями обладающей в избытке). Законодательная же ветвь все больше играет роль вспомогательную, если не сказать обслуживающую. И то, что мы с гордостью называем «суверенной демократией», уместнее назвать уже «сувенирной».

Хорошо, если деятельность вышеозначенных общественных структур направлена на полноценную обратную связь, общественный контроль и генерацию идей. Бог с ним – если она сводится к ролевым играм и выпуску пара. Гораздо хуже – если с их помощью происходит имитация гражданской активности, а фактически манипуляция общественным сознанием (мол, вот – истинный источник народного мыслеизлияния, вот его нерв).

Однако не стоит отчаиваться. В нынешних условиях хорошо уже само наличие хоть чего-то общественного. И многое зависит не столько от замысла властьпредержащих, сколько от общественников, на него откликнувшихся. Новоуральск в этом отношении выглядит весьма неплохо.

 

Максим СЕРГЕЕВ,

председатель комиссии по местному самоуправлению Думы НГО 

 

Комментарии:

Написать комментарий

Написать комментарий

  • Обязательные для заполнения поля помечены знаком *.

Если у Вас возникли проблемы с чтением кода, нажмите на картинку с кодом для нового кода.
 
Гость
Комментарий
01.01.2016, 12:09:26
Работа этой комиссии в основном наверное идет "в стол" и "на корзину" при многословном пафосе.
Нет Плана и реальных действий, исключающих формальные галочки.
Плохо, если политика развития страны формируется такими формальными депутатами без конкретных действий.

Опрос

Знаете ли вы своего депутата?
Да, знаю.
Знаком лично.
Не знаю.
Не голосовал.