Главная » Материалы » ИСТОРИЯ » За клей отдавали золото

За клей отдавали золото

В Детской библиотеке прошло мероприятие, посвящённое знаменательной для нашей страны дате. Провела его библиотекарь Ирина Рыжкова. Она рассказала учащимся образовательных учреждений Новоуральска и Верх-Нейвинского о том, как жили и умирали в осаждённом немцами городе.

 Ребята узнали, что уже через два с половиной месяца после начала войны, в сентябре 1941-го, войска вермахта подошли к Ленинграду, но взять его ни тогда, ни спустя годы не смогли, получили жёсткий отпор. С первых дней обороны на улицах установили полторы тысячи громкоговорителей – объявляли воздушную тревогу. Ленинградцы прятались в бомбоубежищах; их, случалось, заваливало, и люди умирали долгой мучительной смертью. Некоторые по этой причине предпочитали оставаться в своих квартирах. Выжившие завешивали разбитые окна коврами и одеялами, забивали фанерой.

Бомбёжки оказались не самым страшным испытанием. Тяжело было с продовольствием, запасов не хватало. В целях экономии продуктов закрыли пункты общественного питания, хлеб получали по карточкам. На маленький липкий сырой кусочек, состоящий из отрубей и небольшой части муки, истощённые ленинградцы обменивали дорогие вещи. Роскошью стала и питьевая вода – потому как из строя вышел водопровод. Отключили электро- и теплоснабжение, замёрзла канализация, температура в помещениях почти сравнялась с уличной. Топили печки-буржуйки, на дрова разбирали трибуны стадионов.

Единственной ниточкой, связующей осаждённый город со всей остальной страной, стало Ладожское озеро. В 1941-м его рано сковало льдом, по ледовой трассе пустили транспорт. Движение не останавливалось ни на минуту, в Ленинград везли продукты, топливо, боеприпасы – тридцать шесть километров под обстрелом. Увозили детей и женщин. Полмиллиона человек эвакуировали. Но и погибло на Дороге жизни немало граждан... В январе 1943-го из-за перебоев с поставками провизии хлеб три дня не дают. Ленинградцы съедают всё, что хоть как-то пригодно в пищу, варят кожаные ремни и ботинки, охотятся на голубей и крыс, делают студень из канцелярского клея, от голода у них отнимаются руки, кружится голова. Умерших родственников заворачивают в простыни или одеяла, завязывают и выносят на улицу, на специально организованных машинах их увозят на кладбища. Хоронить не успевают, на земле остаются лежать горы мёрзлых тел – впоследствии многие находят покой в братских могилах... В таких суровых условиях продолжали работать заводы.

За годы блокады в городе на Неве было изготовлено и отремонтировано две тысячи танков и полторы тысячи самолётов, произведено 225 тысяч автоматов, 12 тысяч миномётов, около десяти миллионов мин и снарядов. Цифры впечатляют.

Рассказ Ирины Рыжковой  дополнили Татьяна Анфёрова и Валентина Харитонова. Детьми они жили в блокадном Ленинграде.

Близкие Валентины Харитоновой в войну погибли. Брат умер в десять лет. Он съел всю штукатурку возле плиты, на которой лежал. «Ели и обои, и бумагу, соскабливали клейстер. Важно было, – объясняет Валентина Васильевна, – наполнить желудок и хоть на мгновение почувствовать сытость. Много пили. Вода тоже давала ощущение сытости».

Девочку Валю нашли в промёрзшей квартире. Кто-то из комсомольского отряда. Существовали такие в то время. Подростки, сами не крепче, чем все остальные, обессилевшие, обходили дома, чтобы спасти маленьких жителей.

В августе 1943-го – эвакуация. Две баржи с детьми немецкая авиация потопила, Валентина Васильевна была на третьей. Посадили в поезд до Алтая. Но до места не довезли, сняли с состава в Тюменской области как нежизнеспособную. На вокзале подобрала женщина. «Моей второй маме было 27. Это подвиг, – говорит Валентина Васильевна, – взять блокадного ребёнка, больного дистрофией. Меня спасла эта семья. Спустя много лет услышала по телевидению, что многих доехавших до Алтая детей спасти не смогли. В Барнауле, Бийске – их братские могилы».

Татьяна Анфёрова, в свою очередь, заметила, что её семья выжила благодаря маме и… клею.

Мать пережила голод в 1919 году и понимала, «как, что и почему». Она ходила в магазин, получала хлеб, а дома резала его всем поровну. У каждого свой шкафчик был, туда и клала по кусочку – чтобы ни у кого не возникало соблазна откусить от чужого.

Потом узнали, что можно питаться столярным клеем. Его разводили водой и варили, как кашу. «Кое-какой клей в доме был, – вспоминает Татьяна Константиновна, – а вообще клей продавали на базаре, за него отдавали золотые цепочки и кольца... А какой холод был! С осени мама напустила в ванну воды, так она замёрзла».

Татьяна Константиновна считает, что остались живы те, кто держался друг за друга, семьи, которые были крепкими, где уважали друг друга, старались не обижать и не обижаться.

Татьяна Константиновна и Валентина Васильевна попросили собравшихся быть всегда вежливыми и ценить то, что имеют, пожелали здоровья и «никогда ничего подобного не пережить». «Наше поколение, знавшее войну, скоро уйдёт из жизни, а вы, – обратилась к юным новоуральцам Валентина Харитонова, – должны эту память сохранить».

 Школьники и студенты, со своей стороны, поблагодарили почётных гостей В. Андрееву, Т. Анфёрову, О. Круг и В. Харитонову цветами, аплодисментами и песней. Они искренне пожелали,

«… чтобы яркое солнце светило,

Чтобы снились всегда только добрые сны,

Чтоб Россия героев своих не забыла,

Чтобы не было больше войны…»

Екатерина ГИЛЯЗОВА

 

Комментарии:

Написать комментарий

Написать комментарий

  • Обязательные для заполнения поля помечены знаком *.

Если у Вас возникли проблемы с чтением кода, нажмите на картинку с кодом для нового кода.
 

Опрос

Знаете ли вы своего депутата?
Да, знаю.
Знаком лично.
Не знаю.
Не голосовал.