Главная » Материалы » ИСТОРИЯ » Они знают, что такое гарт и бабашка

Они знают, что такое гарт и бабашка

Три дня назад страна отметила День российской печати – праздник журналистов, полиграфистов, издателей. Нашу профессию (журналистику) иногда справедливо называют  второй древнейшей. Первые наши собратья были, наверное, все-таки бытописателями – на камнях, дощечках, папирусе записывали хронику событий, пока не изобрели бумагу и буквоотливную машину. Для ускорения набора текста ее усовершенствовали, и она позволяла отливать  уже целые слоги… В общем, история очень интересная. Кого  она заинтересует, могут сегодня легко  найти подробную информацию в различных доступных источниках. У нас немного иная задача.

Проявить себя на  деле

Фонтанировать идеями многие могут. Но не всем  дано воплотить их в жизнь - взвалить на себя такой  груз, не требуя славы и почитания. Можно предлагать сделать Новоуральск цветущим городом, но при этом ни одного семечка  в землю не бросить, ждать, когда это сделают другие.

Совсем не таким человеком была Валерия Константиновна Мокина. Говоря о Дне печати, промолчать о ней – преступление. В прошлом апреле ей исполнилось бы 80. Не дожила. А память о себе оставила замечательную.

Работая инженером, а затем и начальником бюро общетехнических служб, она организовала и упорядочила учет рационализаторских предложений, внедряла оргтехмероприятия и планы по новой технике – фронт для деятельности приличный. Но УАМЗ набирал обороты, и, как каждому предприятию, нужны были различные бланки, папки, анкеты. Всю эту продукцию можно было, конечно, заказать в типографиях близлежащих городов или на УЭХК. Валерия Константиновна предложила организовать заводскую типографию, прекрасно сознавая, что в основном ей придется создавать и обучать коллектив, где-то брать оборудование, материалы. Ее это не пугало, казалось, наоборот придавало силы,  энергии, желания найти единомышленников для осуществления любой своей идеи и увлечь  их своими устремлениями.

В числе первых  помощников Валерии Константиновны была Таисия Андреевна Савалова, позже присоединились Виктор Шабанов,  полиграфист Вера Козина, корректор Нэлли Логинова, первые квалифицированные рабочие наборщица Татьяна Войтяхова, печатница Нина Иванова, которые обучали вновь приходящих.

Прошло не так много времени, и типография представляла собой уже четыре цеха: наборный, линотипный, печатный  и переплетный.

А у Мокиной новая идея – выпускать Информлисток четырехугольника завода, как тогда кратко называли руководство предприятий. В городах ЗАТО, по-моему, было только радио, газеты не выпускались, поэтому надо было, как говорят, все пробивать: ездить в высокие инстанции, узнавать, договариваться, оформлять.

Валерия Константиновна не просила ни у кого помощи или поддержки, сама придумала – сама и сделала. Первый номер Информлистка УАМЗа вышел 5 мая 1983 года. По сути, это была многотиражка. По проторенному  ею пути создавался уже Информационный листок  телерадиокомпании «Нейва-информ». А потом вышел «Автозаводец», уже легальная газета, содержание которой контролировалось обллитом. Была такая организация-лоцман, прокладывавшая журналистам путь в мире информации. Да-да, осуществляющая цензуру: запрещающая писать о взрывах в шахтах, об авариях на дорогах, о бегстве ученых и писателей на Запад. Сегодня – новый перехлест: никто ничего не запрещает, а внутренний редактор (или цензор – как хотите назовите) не у всякого появился, поэтому как с цепи все сорвались – одна чернуха с чем-то желтеньким и минимум позитива.

Так вот, первый  номер  «Автозаводца» был выпущен 4 ноября 1989 года, в День рождения УАМЗа. Заводская типография печатала и первый номер «Нейвы», которая была основана в январе 1991 года. Так какая газета первой появилась в Новоуральске?.. Думаю, последний раз приходится об этом писать, восстанавливая историческую справедливость... Это так – в качестве необходимого отступления.

А  деловая тетрадь Мокиной! Своеобразный органайзер для руководителя размером с амбарную книгу. Тут тебе и дата, и изречения мудрых, есть  место для плана работы на день, есть куда свои мысли записывать. Всегда на столе, перед глазами – удобно. Все гости завода получали ее в качестве презента. Чего греха таить, бывало,  деловая тетрадь помогала  легче находить общий язык с несговорчивыми, от которых в определенный момент что-то да зависело...

Это лишь малая часть того, что можно рассказать в связи с Днем российской печати о человеке  неравнодушном, энергичном, незаурядном и безусловно талантливом. Охарактеризовать Валерию Константиновну одним-двумя предложениями – это значит и не начать представлять ее. По прошествии времени обнаруживаются все новые стороны ее личности.

Совсем недавно Вера Козина рассказала, как они вдвоем с Мокиной ездили  за металлом на базу в Екатеринбург. Им открыли ворота: вот чушки -  грузите, а грузчиков нет. И они вдвоем перекидали в машину две тонны чушек по 15-20 кг каждая. А что делать - типографию не остановишь, работать надо. Еле живые домой возвращались…

Или вот еще какой факт. Когда позволяло время, Мокина приходила в типографию и вручную набирала из мельчайших деталек  текст Благодарственного письма или поздравления. И получалась, как говорит Вера Евгеньевна, кружевная работа. Даже полиграфисты не верили, что такое возможно…

От волнения форму рассыпали

       -  В 1983 году к Дню печати мы сделали себе необычный подарок, - вспоминает начальник типографии  в то время Вера Козина, - выпустили первый номер заводского Информационного листка и  таким образом поздравили себя с профессиональным праздником.

Это была для нас новая интересная работа. Причем работа очень трудоемкая и кропотливая, требующая максимального внимания, сосредоточенности, терпения и выдержки. В прежние времена часто работу полиграфистов сравнивали с работой ювелиров. И это действительно так. Ведь собрать газетную полосу такой величины, какой вы ее видите, из отдельных букв-литер и поставить их в строке правильно, чтоб не были перевернуты, чтоб вместо буквы не было черного пятна, чтоб это была именно та буква…  Это действительно кропотливый, ювелирный труд, который под силу не каждому.

Трудность состояла еще и в том, что наборщик должен был набирать  текст в зеркальном изображении и уметь прочитать его. Труд полиграфиста в те годы — это  к тому же тяжелый, маломеханизированный труд, поэтому  у нас работали по-настоящему увлеченные люди, в основном женщины, которые, преодолевая трудности, освоили новые специальности, крепко любили и зна­ли свое дело, нашли  в нем  призвание.

 У нас в коллективе не было равнодушных людей, все ста­рались выполнить  работу грамотно, при хорошем качестве.

Многое сегодня вспоминается. И как здорово поздравляли именинников (сценарии писали, костюмы готовили). И как дружно вместе с редакцией  многотиражки  День печати отмечали. И как два-три раза в месяц сами женщины закатывали с улицы в печатный цех 400-500-килограммовые рулоны бумаги – в типографии работал единственный мужчина – наладчик, и не всегда  у него находилось время помочь нам…

 Даже  спустя годы приятно сознавать, что наш труд  был нужен. Когда видели, как автозаводцы читают и обсуждают газету, гордость брала за профессию…

Когда пришли два новеньких линотипа, никто, кроме начальника типографии, не умел на них работать. И Вера Евгеньевна, что называется без отрыва от производства, обучила Татьяну Жуланову и Наталью Юсупову. Теперь с монолитными строчками текст набирали быстрее. Но…Вдруг какая-то ошибка вкралась - переливать приходилось порой целый немаленький абзац. Так что набирать легче – править тяжелее. До сих пор  у меня осталась привычка, если вдруг в полосе обнаружилась ошибка, думать, как ее исправить без особых затрат, хотя сегодня сделать это – сущий пустяк.

Пошла газета, и верстальщице пришлось учиться работать с макетом. С непривычки было трудновато.

- Работать с макетом,- говорит Любовь Михневич,- это была первая трудность. Второй трудностью было то, что строки по размеру небольшие. Набирать их, соблюдая все правила, очень непросто…

Я помню, как мы волновались, готовя к выпуску первый номер Информлистка, как ста­рались получше оформить его. И наконец формы готовы. После того, как откорректировали, нужно было переспустить их на стол печатного станка. И  - то ли от волнения, то ли от напряжения - одну форму рассыпали. Это была трагедия для всех! Во-первых, поджимали сроки, во-вторых, мы все с таким нетерпением ждали этот Листок!.. Тогда, помню, остались мы — начальник типографии, корректор, наборщица и печатница — после работы, чтобы исправить форму (по сути, по новой собрать ее) и выпустить первый Информационный листок в срок.

 Печатать  его довелось Клавдии Ступиной. И сотый номер она печатала, поняв к тому времени, что газета — это не простой бланк. Это очень сложно, но интересно. Чтобы  на полосе не было пустого места и вошли все заметки, надо при составлении макета все рассчитать до мель­чайших пунктов. Дальше ( пока не было линотипов) работа передавалась наборщику, который собирал полосу из мельчайших буквочек и пробелов. Это очень кропотливый труд.

- Текст набран, но это не значит, что его можно уже печатать, - вспоминает свою работу в типографии  Клавдия Ступина. - Сначала должен прочитать корректор. И не один, а несколько раз, чтобы не было ни одной ошибки. Вот тогда только форма идет в печатный цех, где и происходит превращение набора в газету. Труд печатника не менее кропотлив и ответственен, чем труд наборщика. Важно не просто взять и спустить полосы в машину, не просто - заключил и печатай. Нет. Нужно сделать приправу так, чтобы каждая буква, каждая цифра получалась четко, отчетливо, чтобы не было кривых строчек, сломанных букв. Еще важно и краску отрегулировать так, чтоб не очень обильно и не очень серо, и лица на фотографиях были хорошо видны. Вот  и краска, и поля, и сам  текст уже  не оставляют желать лучшего. Все - можно печатать...

Что такое гарт и бабашка

Это сейчас я могу спокойно вспоминать времена, когда и слыхом не слыхивали ни о каком компьютерном наборе, когда в типографиях трудился дедушка компьютера – линотип, а работа с расплавленным металлом была вредной, и у наборщиков шел горячий стаж. Расплавленный металл (сплав свинца с сурьмой и оловом) – это и есть гарт. А бабашка – всего лишь полиграфический брусок, использующийся в качестве пробельного материала, чтобы слово от слова отделить. Теперь и вы об этом знаете.

 А когда-то все  эти типографские термины ужас наводили. В университете у нас был такой предмет – техника оформления  и производства газеты. Преподавал его Владимир Александрович Чичиланов, отработавший  несколько лет в «Уральском рабочем» в качестве ответственного секретаря.  И предмета, и преподавателя мы побаивались, даже те, кто был знаком с работой ответственного секретаря в газете и умел не только макетировать полосы, но и печатную машину  при случае отремонтировать. Предмет – слишком мудреный, редкому студенту удавалось освоить эту китайскую грамоту. Преподаватель – слишком  знающий.

На экзамене по «техгазу» мне, помню, достались марки отечественных линотипов, их устройство и принцип работы машин. Попроси меня Чичиланов определить кегль литеры или шрифт… Плавала бы как дырявая лодка. Правда, он особо никого не топил, спасательный круг все же бросал в виде вопроса полегче. Но все равно боялись.

Вспомнить о типографии УАМЗа в этот профессиональный праздник побудило 50-летие предприятия, которое месяц назад отметили автозаводцы, вспоминая добрым словом даже непростые времена. А эта страница из жизни  некогда многотысячного коллектива незаслуженно выпала из поля зрения. Вот я и восполнила этот пробел.

Надежда СТАХЕЕВА

 

Комментарии:

Написать комментарий

Написать комментарий

  • Обязательные для заполнения поля помечены знаком *.

Если у Вас возникли проблемы с чтением кода, нажмите на картинку с кодом для нового кода.
 

Опрос

Знаете ли вы своего депутата?
Да, знаю.
Знаком лично.
Не знаю.
Не голосовал.