Главная » Материалы » ИСТОРИЯ » Мы ходили за ней по пятам

Мы ходили за ней по пятам

В первый класс начальной школы деревни Воробьи Билимбаевского района Свердловской области я пошел 1 сентября 1943 года. В школе около двадцати учеников и одна учительница Виктория Васильевна Гаренских, настоящая сельская учительница - умная, уважаемая учениками и их родителями.

Летом 1944 года Виктория Васильевна из Воробьев уехала вместе со своим сынишкой Германом. Школа и деревня остались без учительницы. Обеспечение учительскими кадрами у  нас всегда было проблемным, но на этот раз все решилось удачно. Дело в том, что в соседней деревне Пальники (12 верст от Воробьев) жила семья под фамилией Орел, эвакуированная из блокадного Ленинграда. Мама (к сожалению, не помню ее имени-отчества) и две ее дочери – Любовь Романовна с сынишкой Ромой лет четырех и Лариса Романовна. Любовь возглавляла фельдшерский участок, обслуживающий Пальники и Воробьи. Лариса перед самой войной окончила среднюю школу. Вот ее  и решили сделать нашей учительницей.

К сентябрю 1944 года Лариса Романовна прибыла в Воробьи. Учительствовать начала уверенно, четко, мы быстро поняли, что наша новая учительница замечательный человек и учитель - в меру строгий, очень добрый и отзывчивый. Она довольно скоро изучила ребят, знала не только по имени-фамилии, но и их способности и наклонности. Знаю по себе. В первом классе я очень увлекался чтением. А читать было нечего – книг в деревне не было. Так вот Лариса Романовна что-то для меня находила.

 Мне почему-то не запомнилось, как учительница вела уроки. А внеурочные дела помнятся лучше…

Занятия закончились, но Лариса Романовна еще за учительским столом. Ребята - к ней. Убегать домой не торопятся. (А ведь чаще бывает наоборот.) Начинается разговор, Лариса Романовна много рассказывает, иногда читает, рисует, больше какие-то женские фигурки. Потом ребята, особенно девочки, провожают учительницу домой. Это происходит как-то тепло, трогательно.

А жила она у бабушки Надежды Кузьминичны Гаренских. Бабушка Надежда была добрейшим человеком, умела утешить и ободрить любого - и ребенка и взрослого. Думаю, она проявляла это и по отношению к своей постоялице, чем скрашивала ее непростое житье.

Лариса быстро познакомилась с молодежью деревни, в основном с девушками, ребят  забрала война. Бывала Лариса Романовна и в нашем доме. Это случалось примерно раз в месяц, когда появлялась  моя старшая сестра Шура, ранее в приказном порядке отправленная работать на прииск в г.Невьянск. Девушки были близки по возрасту,  и между ними возникла какая-то дружеская теплота. Лариса подарила сестре свою фотокарточку, сделанную еще в Ленинграде.

Вроде бы событие не слишком великое. А если вдуматься?.. Люди в сложнейшей ситуации (блокада, эвакуация, предстоит ехать невесть куда) берут с собой не только  самое необходимое, но и дорогое, для души. Значит, они не в панике, верят в лучшее будущее.

Подаренное фото долго и бережно хранилось у сестры, сегодня Шуры уже нет с нами, и карточка у меня.

В январе 1944 года совершился героический прорыв блокады Ленинграда. Я подчеркиваю слова «героический прорыв», именно так  это звучало в 1944 году, в конце войны и в начальный послевоенный период и соответствует действительности, отражает беспримерный подвиг народа, который вряд ли под силу еще какой-то нации на Земле. В последние годы, пишут как-то индифферентно, безразлично и равнодушно «снятие блокады». Как  будто о снятии пальто с вешалки идет речь.

Известие о прорыве и ликвидации блокады было воспринято советским народом с огромной радостью, а эвакуированными блокадниками – тем более. Каждый из них думал о возвращении в родной город. Но до этого было еще очень далеко, а многим вернуться вообще не удалось, на то было немало причин.

В начале 1945-го в деревне прошел слух, что пальниковско-воробьевские ленинградцы собираются домой, оформляют необходимые документы. Наши сожалели об отъезде, вместе с тем и радовались за уезжающих. Уехали они то ли буквально накануне дня Победы, или сразу после него. Не помню деталей  их отъезда, скорее всего, из-за сумятицы тех победных дней. Помню, что первого мая, в день рождения моей сестры (ей в тот год исполнялось 20 лет), у нас собрались ее подружки. Была и Лариса Романовна. Думаю, тогда она и подарила фотокарточку.

В деревне ждали вестей из Ленинграда. Пришло письмо, сообщалось, что все хорошо, а их квартира полностью сохранилась. Запомнилась фраза о том, что все было на месте, только на всех вещах и предметах лежал слой пыли толщиной в палец. Это всех порадовало. Наверное, случай был не самый распространенный для ленинградской действительности тех лет.

Я тоже довольно быстро выбыл из Воробьев - в 5-7-м классах учился в Верхнем Тагиле, в  Новоуральске, где и обосновался с семьей. Воспоминания о Ларисе Романовне как-то приглушились.

 В деревне  я старался бывать, там оставались и родственники, и знакомые. Это случалось 2-3 раза в год, летом ходил туда пешком, а зимой – на лыжах.

В начале 60-х мне рассказали, что недавно в Пальниках-Воробьях побывали Любовь и Лариса Романовны. Это на меня произвело огромное впечатление, подтвердилась мысль о том, что такие замечательные люди сохраняют благодарную память о местах и людях, помогших им пережить тяжелое лихолетье блокадной эвакуации. Говорили, что Лариса Романовна успешно продолжала педагогическую деятельность и имеет в этой сфере какую-то научную квалификацию.

Захотелось ее найти. Я не раз поручал знакомым, отъезжающим в Ленинград, поискать ее через паспортные столы. Не получилось.

 К 50-летию Победы в Новоуральске издавалась Книга памяти. Меня попросили написать воспоминания о Воробьях для этой книги. Я написал, упомянул нашу школу военных лет и несколько строк посвятил Ларисе Романовне: «Не будучи профессиональной учительницей, она обладала большим педагогическим даром и обаянием. Мы очень были привязаны к ней и буквально ходили по пятам»…

И снова захотелось найти ленинградско-воробьевскую учительницу. Не сразу, но все-таки, как показалось, повезло. Александра Евлампиевна Григоровская, уроженка д.Пальники, вспомнила, что с Ларисой переписывалась Н.П.Козлова,  взяла у нее ленинградский адрес. Но с оговорками. Оказалось, что Лариса Романовна уже не Орел, а Копылкова  и что за последние год-два переписка как-то затихла.

Я быстренько собрал бандерольку – книгу «Новоуральск. Годы и судьбы» с небольшой записочкой и стал ждать ответа. Через полтора-два месяца вернулась моя бандероль с пометкой «Возвращается по истечении срока хранения». На почте объяснили, что адресат не явился для получения бандероли. Руки у меня опустились. Больше я ничего не предпринимал.

Осталась только добрая, светлая, теплая память о замечательном человеке – Ларисе Романовне Орел (Копылковой), со дня рождения которой, по моей прикидке, в 2019 году исполнится 95 лет.

 Недавно в телепередаче у Владимира Соловьева один из участников заявил, самодовольно и беспардонно, что надо было сдать Ленинград Гитлеру, и все было бы прекрасно - не было бы потерь, утрат, затрат. И железобетонный довод: вот Франция сдалась - сохранила страну, людей и даже свой Лувр. Не думаю, что этот человек, наверняка считающий себя интеллектуалом, никогда не слышал, какая жуткая участь была определена нашей стране в человеконенавистнических доктринах Гитлера-Геббельса. Предполагалось уничтожение народа как нации, разрушение городов до основания, а для Ленинграда еще и затопление… Вот этого оратора да в ту бы ситуацию!

Обидно, что мы еще не раз услышим такие профашистские заявления, поскольку мало и вяло им противодействуем. Вот и у Соловьева оратора слегка пожурили, и всё. На мой взгляд, его следовало удалить, предупредив, что он на передачу больше приглашен не будет. Для некоторых это стало бы холодным душем.

По имеющимся данным, из Ленинграда было эвакуировано (иногда пишут «вывезено») от 1,5 млн до чуть больше 1,8 млн человек. Как распределялись эвакуационные потоки, я не нашел. Но хорошо знаю, что на Урале, особенно в Свердловской и Челябинской областях, число эвакуированных исчислялось многими десятками тысяч, может, и более того.

Ленинградцы совершили беспримерный человеческий подвиг, в котором и спасение огромного количества человеческих жизней, и преодоление неимоверных трудностей, огромный тяжелый труд во всех отраслях производства как в больших городах, так и в дальних селениях, таких, как Пальники или Воробьи.

До 75-летия   полной ликвидации блокады  нашего легендарного города-героя остается три дня. Однако в СМИ  страны этого не чувствуется. Как всегда, долго запрягаем? Или так коротка наша память…

Вениамин ГАРЕНСКИХ

 

Комментарии:

Написать комментарий

Написать комментарий

  • Обязательные для заполнения поля помечены знаком *.

Если у Вас возникли проблемы с чтением кода, нажмите на картинку с кодом для нового кода.
 

Опрос

Знаете ли вы своего депутата?
Да, знаю.
Знаком лично.
Не знаю.
Не голосовал.