Главная » Материалы » АКТУАЛЬНО » «Занимательная радиация»

«Занимательная радиация»

Так называется книга А.П. Константинова, новое издание которой он презентовал в Публичной библиотеке нашего города. Прекрасный повод написать об авторе, тем более что давно хотел это сделать. С Александром Павловичем, автором восьми книг, пятидесяти научных трудов, трех учебных пособий и десяти изобретений, а ныне главным инспектором УЭХК по контролю безопасности ядерно- и радиационноопасных объектов, нас связывает более чем тридцатилетнее знакомство.

Когда-то мы были дружны, позже расходились во взглядах, затем опять находились общие интересы и темы для общения, а посему рассказывать об Александре Павловиче мне довольно легко. Познакомились мы, когда я еще был студентом, а Александр Павлович только-только готовился к защите кандидатской диссертации. Ладно, открываю секрет – Александр Павлович был научным руководителем моей дипломной работы. А после защиты диплома (кстати, на «отлично») он перетащил меня на работу в 16-й отдел Уральского электрохимкомбината.  

Те, кто читал «Понедельник начинается в субботу», может легко представить себе, чем был в начале восьмидесятых 16-й отдел УЭХК. Это – некая калька, клон, или, пользуясь терминологией Стругацких, дубль НИИЧАВО (научно-исследовательского института чародейства и волшебства). Молодым, ироничным, язвительным инженерам-исследователям был присущ дух бунтарства, разрушителей устоев и ниспровергателей авторитетов, дух созидателей и первооткрывателей.

В 16-м отделе стыдно было не знать новинок технической литературы, стыдно было не владеть английским языком, поскольку прочитать об этих новинках зачастую можно было только в английской технической литературе,  в филиале технической библиотеки, который находился в этом же здании.

Стыдно было не писать стихов (хотя бы «датских»), не пробовать себя в сочинительстве, не следить за новинками художественной литературы. Стыдно было не поддерживать себя в хорошей физической форме. И достойное место в этом ряду занимал Александр Павлович (в дальнейшем – АП).

Работали мы тогда в лаборатории охраны окружающей среды  (ЛООС). Наряду с серьезными производственными задачами, проведением опытов и экспериментов, написанием отчетов и заявок на изобретение (а у нас с АП есть даже одно совместное изобретение), мы создавали нечто юморное: я писал стихотворные пародии в духе знаменитого в то время Иванова, а АП – некие карапули в прозе. Перед тем как отослать их в «Литературку», на 16-ю страницу, мы зачитывали друг другу наши опусы и ухохатывались. Нас, увы, не публиковали, поскольку (я уверен в этом) редакторы «Двенадцати стульев» тогда еще не доросли до нашего юмора. А позже уже мы переросли уровень «Литературки». Что? Нескромно? Зато честно, и потом, как говорит АП, себя не похвалишь - весь день ходишь как оплеванный.

Впрочем, подчеркну, почти все, работающие в 16-м отделе были талантливы и на литературном поприще. Не случайно столь знамениты были новогодние вечера 16-го отдела, за проведение которых каждый раз отвечала новая лаборатория.

Вероятно, в те годы у АП возникла привычка все самое интересное, тонкое, курьезное и необычное  записывать на клочок бумаги, а позже переносить в тетрадочку. Таких тетрадочек при подготовке книги «Занимательная радиация» у АП скопилось аж 18 штук.

Кто-то скажет – компиляция. Ну да, соглашусь я, конечно, компиляция. Только дело в том, что известные сведения и факты, пропущенные сквозь собственные мозги, критично оцененные, разобранные и собранные воедино не единожды, адаптированные к восприятию рядового читателя (как раньше  говорили – широкого круга читателей), необычная подача материала (развенчание мифов, обыгровка  текста с помощью анекдотов и рисунков) – это и есть самая настоящая авторская работа.

В библиотеке, слушая АП, я испытывал самое настоящее наслаждение. Я как будто окунулся во времена своей молодости. Великолепный стиль изложения, легкий, доходчивый язык, умение рассказать о сложном просто, несколько язвительный и ироничный стиль, вовремя рассказанный анекдот, виртуозное жонглирование цифрами и фактами – АП как истинный популяризатор науки властвовал над собравшимися.

Такое же впечатление у меня осталось (в памяти) и от встречи с Исааком Константиновичем Кикоиным. Осень 1974 года, актовый зал МИФИ, и я, десятиклассник, с трудом пробившийся в первые ряды. Исаак Константинович (куратор основного производства, да что там производства, считай - города) рассказывал столь же доступно, легко и интересно – обо всем. Позже мне довелось присутствовать на многих встречах, которые организовывало общество «Знание» - давно ушедший в небытие атрибут эпохи социализма. Информацию мы черпали именно из таких встреч, и именно живое общение с профессорами, академиками и докторами давало ощущение сопричастности к событиям современности.

Надеюсь, что и нынешние школьники, коих оказалось в библиотеке довольно много, смогли почувствовать ауру давно минувшей эпохи. Впрочем, и нечто необычное, то, чего невозможно представить в былые годы, удалось организаторам – отделу по связям с общественностью УЭХК - в полной мере. Так, перед входом в зал всем желающим предлагались бананы, наклеечка на кожуре которых информировала: это радиоактивный фрукт. И тут же для нейтрализации полученной дозы предлагалось хлопнуть стаканчик молока. Радиоактивный ли фрукт банан, и если да, то насколько он опасен, на самом ли деле молоко нейтрализует вредные последствия от воздействия радиации, грязный ли наш город и какая грязь опаснее – от атомного или химического производства – на все эти вопросы есть ответ в «Занимательной радиации». К слову, столь шикарное издание не состоялось бы без стопроцентного финансирования со стороны УЭХК.

Завершая полуторачасовое общение со слушателями, Александр Павлович Константинов провел автограф-сессию, то бишь подписал книгу тем, кому повезло. Мне тоже достался экземпляр, но я возьму автограф у АП позже. При личной встрече.

Дмитрий НИКАНОРОВ

 

Комментарии:

Написать комментарий

Написать комментарий

  • Обязательные для заполнения поля помечены знаком *.

Если у Вас возникли проблемы с чтением кода, нажмите на картинку с кодом для нового кода.
 

Опрос

Знаете ли вы своего депутата?
Да, знаю.
Знаком лично.
Не знаю.
Не голосовал.