Главная » Материалы » АКТУАЛЬНО » ВАЖНЫЕ ВОПРОСЫ ОСТАВИЛИ НА ПОТОМ

ВАЖНЫЕ ВОПРОСЫ ОСТАВИЛИ НА ПОТОМ

В минувшую среду состоялось первое после небольших летних каникул заседание Думы НГО. Повестка дня оказалась сверхнасыщенной. Судите сами, девятнадцать вопросов, среди которых были и весьма объемные, да еще и двадцатый из «Разного» имел десять подвопросов.

Один из подпунктов в разделе «Разное» должен был рассматриваться по моему запросу об организации оказания ритуальных услуг в Новоуральске: об организации услуг по захоронению, о предприятии «Новоуральский похоронный дом» и тонкостях, связанных с передачей данному муниципально-частному партнерству муниципального имущества. О том, насколько эта тема большая и для города важная, читатель «НГГ» может судить по материалу «Золотой колумбарий», опубликованному в прошлом номере, который лишь слегка приоткрывает ритуальное закулисье. Так что я даже был рад, что очередь до двадцатого вопроса не дошла.

Вроде как с конца я начал обзор августовского заседания. Но по важности рассматриваемых вопросов, с моей точки зрения, и предыдущий, девятнадцатый вопрос, следовало бы поставить в начале повестки дня.

Дело в том, что девятнадцатым вопросом значилось рассмотрение проекта Обращения Думы НГО в адрес Наблюдательного совета Государственной корпорации по атомной энергии «Росатом» в связи с законодательной инициативой о повышении пенсионного возраста в РФ и рассмотрение проекта Обращения в адрес Законодательного Собрания Свердловской области по тому же вопросу.

Данные проекты  Обращений были подготовлены депутатом Думы НГО Дмитрием Шадриным. Читатели «НГГ» могли ознакомиться с предложениями Дмитрия Игоревича, поскольку их  тексты  были опубликованы с незначительными сокращениями в нашей газете (см. «НГГ» №33 и №34). Ничего криминального, антипартийного или тем более антигосударственного в данных Обращениях нет. Однако их появление вызвало переполох во всех ветвях власти.

В первом Обращении депутат Шадрин фактически доводит до коллег из Законодательного Собрания Свердловской области информацию о том, что подавляющее большинство жителей Новоуральска категорически против пенсионной реформы, сводящейся, по сути, лишь к повышению возраста выхода не пенсию. Депутаты Думы НГО (из числа обласканных властью) стали убеждать, что это не совсем соответствует действительности, что, дескать, есть и другая точка зрения. Однако мы с Дмитрием Игоревичем лично присутствовали на собрании профсоюзного актива Новоуральских предприятий в начале июля (где обласканных депутатов не было) и видели гневные лица новоуральцев, прочувствовали их отношение к реформе и услышали их слова.

Кроме этого, депутат Шадрин просил предоставить информацию о причинах, по которым Заксобрание Свердловской области одобрило правительственный законопроект. В противном же случае коллегам предлагалось отозвать направленный в Госдуму региональный «одобрямс».

Во втором Обращении депутат Шадрин предлагает, что коль скоро законопроект о повышении пенсионного возраста в любом случае будет продавливаться через Госдуму, то Наблюдательному совету корпорации «Росатом» имеет смысл воспользоваться любыми возможностями для внесения в законодательство положений, приравнивающих территорию ЗАТО к районам Крайнего Севера, и установления соответствующих льгот по времени выхода на пенсию. Дмитрий Игоревич убежден, что сейчас имеется уникальный шанс добиться такой меры социальной защиты для жителей всех закрытых городов корпорации «Росатом».

Данные Обращения поступили в Думу и были направлены на рассмотрение в постоянную комиссию по социальной политике (председатель Е.В. Стрельцова) и затем в комиссию по местному самоуправлению (председатель Т.В. Бархатов). И если комиссия Стрельцовой в целом текст оставила без особых изменений, хотя правки, конечно же, были внесены, то комиссия Бархатова постаралась максимально выхолостить и обезличить текст. Но главное – почему-то поменялся адресат Обращения.

Так, комиссией Бархатова почему-то было принято решение обратиться не к Наблюдательному совету Госкорпорации «Росатом», а к четырем депутатам Госдумы РФ: А.Л. Ветлужских, П.В. Крашенинникову, З.А. Муцоеву и А.П. Петрову. К слову, данные депутаты, безусловно, поддержали антинародную пенсионную реформу и тем самым, с моей точки зрения, потеряли право говорить от имени народа и транслировать его мнение.  

На предполагаемый проект решения Думы дал свое заключение и глава НГО А.Б. Баранов. В нем он обращает внимание депутатского корпуса на то, что «органы местного самоуправления не обладают в настоящее время достаточным объемом информации, чтобы безоговорочно соглашаться с принимаемыми на федеральном и региональных уровнях решениями по соответствующему вопросу либо, напротив, ставить их под сомнение». Ну так и с этим никто не спорит. Более того, депутат Шадрин в своем Обращении к коллегам из регионального Заксобрания говорит о том же самом.

Однако далее Александр Борисович делает несколько странный вывод: «Исходя из изложенного, полагаю, что направлять Обращение по данному законопроекту следует только в адрес Законодательного Собрания Свердловской области как субъекта законодательной инициативы, но не в адрес Наблюдательного совета Государственной корпорации по атомной энергии «Росатом». Но почему? Почему не в Росатом? Почему такой страх перед Росатомом? Или в Росатом можно обращаться только по вопросам установки воркаутов?

Если руководство отрасли будет находиться в неведении того, что происходит в городе, если оно не будет чувствовать настроение горожан (всех горожан, а не только работников УЭХК), не будет держать руку на пульсе, то можно проворонить растущее недовольство и возможный социальный взрыв. Не лучше ли упредить вероятность наступления негативных событий?

К слову, здесь прозвучал термин «законодательная инициатива». Так вот, в Обращении депутата Шадрина ни о какой законодательной инициативе речь и не идет. С законодательной инициативой выступило Правительство РФ, а Дмитрий Шадрин всего-навсего хотел бы услышать причины, на основании которых областными депутатами было принято решение поддержать данную законодательную инициативу. Во втором же Обращении Шадрин просит членов Наблюдательного совета Росатома пролоббировать интересы ЗАТО.

Тем не менее сначала комиссия Бархатова завела речь о законодательной инициативе, а позже, уже на заседании Думы, и замглавы НГО по соцвопросам К.Н. Кутырев стал зачем-то уточнять у юристов администрации, может ли наша новоуральская Дума выступить с законодательной инициативой? Хотя ответ был очевиден каждому сидящему в зале – нет, не может.

Итак, постоянные комиссии вынесли свой вердикт, изложил свою точку зрения и глава НГО, и в соответствии с регламентом вопрос был вынесен на обсуждение в Думу. Из-за понимания того, что обсуждение может зависнуть на пару-тройку часов, его и поставили девятнадцатым. Отчего и приступили к его рассмотрению почти в семь часов вечера. На рассмотрение предшествующих восемнадцати ушло порядка пяти часов. Надо сказать, что и среди этих восемнадцати были вопросы, представляющие интерес для жителей города.

Например, вопрос о снижении величины земельного налога. Как известно, государство значительно повысило кадастровую стоимость земли, в результате чего земельный налог под гаражами вырос в три, а то и в четыре раза. Девять месяцев назад в Думу поступило Обращение по этому поводу, занимался рассмотрением вопроса депутат А.В. Великов, который и предложил снизить ставку налога с полутора процентов до одного.  При обсуждении данного вопроса на комиссии по бюджету и экономической политике было решено согласиться со снижением ставки налога и рекомендовано Думе принять данный проект. 

Свое заключение вынесла и администрация НГО, которая обратила внимание депутатов на то, что из-за предоставляемых льгот бюджет города и без того ежегодно теряет 3 889 тысяч рублей. А при снижении ставки налога до одного процента потери составят 4 298 тысяч рублей, то есть увеличатся более чем на четыреста тысяч рублей.

Несмотря на позицию администрации НГО, депутаты проголосовали за снижение ставки земельного налога до одного процента. Что говорит о том, что администрация не по всем вопросам контролирует народных избранников. Против высказались лишь шестеро депутатов. Одним из противников снижения налога неожиданно оказался депутат Опарин, несколько минут назад при обсуждении предлагавший снизить ставку земельного налога аж до 0,1%, ну или в крайнем случае до 0,9%. Впрочем, Олег Анатольевич очень часто голосует непредсказуемо.

Но возвращаемся к девятнадцатому вопросу. Свою позицию, а также и собственное мнение по вердиктам постоянных комиссий депутат Шадрин доложил с трибуны. Обсуждение начиналось достаточно бурно. Успел внести лепту в этот процесс и я. Выступив одним из первых, я внес предложение о проведении открытого голосования. Полагал и полагаю сейчас, что отношение к предложенной пенсионной реформе – это своего рода момент истины, раскрывающий сущность депутата: или ты действительно со своими избранниками, или же ты воспользовался ими как трамплином для удовлетворения карьерных или меркантильных устремлений.

Надо сказать, что вопрос хоть и не охотно (как мне показалось), но все же был вынесен на голосование, и, к слову, несмотря на значительное число воздержавшихся, предложение об открытом голосовании прошло. Что сразу же вызвало вал процедурных мероприятий. Так, для подсчета голосов потребовалось бы избрать счетную комиссию  (голосование). Необходимо было понять, как голосовать и за что: отдельно за каждое письмо целиком (проект Шадрина, изменения проекта, предложенные комиссией Стрельцовой, или же вариант комиссии Бархатова) или же голосовать за каждую поправку в отдельности.

Пошли эмоциональные выступления и дебаты. Один из депутатов даже предложил называть себя предателем, за то что он поддерживает пенсионную реформу. Другой депутат периодически вопрошал, о чем конкретно идет речь и почему Шадрин не пошлет письма от своего имени. Третий депутат заявил о том, что ежели мы направим Обращение Шадрина в Росатом, то нашему городу обязательно зарубят подписание ТОСЭР, что вызвало у присутствующих здоровый смех, поскольку в эту сказочку уже мало кто верит.

Подливал масла в огонь и Константин Николаевич Кутырев, изредка призывая депутатов заниматься вопросами местного значения или же уточняя, имеет ли право Дума НГО выступать с законодательной инициативой (я уже упоминал об этом). Александр Борисович молчал или же улыбался. Постепенно становилось понятно, что заволокитить процесс (обсуждения или голосования) при желании и определенных бюрократических навыках - элементарно. Обсуждение вопроса все больше напоминало шоу.

Неожиданно депутат Сергеев вносит предложение переголосовать по вопросу об открытом голосовании, чего я от него, искренне, не ожидал. Правда, на следующий день Максим Григорьевич перезвонил и объяснил свою позицию тем, что в случае отмены открытого голосования удалось бы рассмотреть вопрос в один день, без перерывов и затягивания времени. Возможно, и так.

Однако в тот момент за предложение депутата Сергеева с неожиданным оптимизмом ухватился председательствующий Волков. И сразу же депутат Ислентьева сообщила о том, что все устали, а у нее еще запланирована встреча, и предложила перенести рассмотрение оставшихся вопросов на неделю. Оба предложения (Сергеева и Ислентьевой) были вынесены на голосование, второй раз убедить коллег в необходимости открытого голосования не удалось. Оно было отменено, с моей точки зрения, с нарушением Регламента. Вслед за этим было проведено голосование о перенесении рассмотрения девятнадцатого вопроса и десяти подвопросов в двадцатом (в «Разном») на пятое сентября.

Дмитрий НИКАНОРОВ, депутат Думы НГО

 

Комментарии:

Написать комментарий

Написать комментарий

  • Обязательные для заполнения поля помечены знаком *.

Если у Вас возникли проблемы с чтением кода, нажмите на картинку с кодом для нового кода.
 

Опрос

Знаете ли вы своего депутата?
Да, знаю.
Знаком лично.
Не знаю.
Не голосовал.