Главная » Материалы » АКТУАЛЬНО » Валерий Безбородов: «Это не та работа, с которой можно повременить»

Валерий Безбородов: «Это не та работа, с которой можно повременить»

Как мы уже писали, в июле следующего года с вступлением в силу изменений в ФЗ «О похоронном деле» город столкнется с серьезными проблемами, в частности связанными с работой морга. Данное помещение, в том числе и зал прощания, не соответствует требованиям законопроекта и будет подлежать закрытию. Некоторые пути выхода из ситуации предлагает МУП «Ритуал».

Об этом – в интервью с директором данного предприятия Валерием Безбородовым.

- Изменения в Федеральный закон «О похоронном деле» пытаются внести с 2012 года. Было уже несколько редакций данного законопроекта, что-то добавляется, детализируется, но общая концепция уже понятна. Так что к вступлению этих изменений в силу наше предприятие готовится давно. Мы предлагали открыть зал прощания при нашем комплексе на улице Заречной, но жители этого района оказались против подобного соседства. Мы учли этот момент и в январе прошлого года запустили в работу зал прощания на территории кладбища. Там же в ближайшее время начнут функционировать останкохранилище и помещение для подготовки тела умершего к захоронению. Ведь после вступления ФЗ «О похоронном деле» в силу в патологоанатомическом отделении, выполняющем сегодня функции морга, будут осуществляться только вскрытие и обработка. А далее тело может передаваться нам для хранения и дальнейших действий. В настоящее время у нас идет активный процесс обучения сотрудников.

- Насколько широк перечень сегодняшних услуг «Ритуала»?

- После запуска останкохранилища и помещения для подготовки тела умершего у нас будет полный спектр всех мероприятий, входящих в похоронное дело. Сегодня мы изготавливаем гробы, шьем обивку для них, делаем венки, корзинки и памятники, среди которых есть уникальные ручные работы. Производим захоронения и уход за могилами. Трудимся не на объем, а по индивидуальному заказу. Нагрузка очень большая. Диспетчеры сейчас принимают звонки круглосуточно. Водитель и два санитара готовы к выезду в любое время дня и ночи, и в праздники, и в выходные.

- Получается, сейчас в городе есть два зала прощания. Какой из них пользуется большим спросом?

- Не только в нашем городе, но и по всей стране так повелось, что при патологоанатомическом отделении есть зал прощания. Это традиция, от которой людям тяжело отказаться. Но жизнь вносит свои коррективы, стали появляться новые требования. Во-первых, прощание – это частное дело, поэтому такой процесс не может проходить на территории больницы. Во-вторых, есть моральная сторона: больные и их родственники видят происходящее, и это еще больше угнетает их состояние. Кроме того, в Новоуральске помещение МСЧ, где проходит прощание, не соответствует многим требованиям: туда не могут попасть инвалиды-колясочники, при большом количестве людей в зале не всем хватает места. И самое главное, что в этом же здании осуществляется вскрытие, а посетители мешают работе врачей. В каких-то городах уже ушли от такой практики, перенесли зал прощания, а кто-то ждет до последнего, пока не вступит в силу закон. Но когда это произойдет, будет поздно бегать и искать альтернативу, мы предвидели это и поэтому подготовились заранее – открыли зал прощания на территории кладбища. Это современное помещение соответствует всем требованиям. Там есть возможность показывать видеоряд, можно организовать музыкальное сопровождение и даже онлайн-прощание через наш сайт. Зал функционирует полтора года и в последнее время все больше пользуется спросом. Но большинство горожан еще не готовы к таким кардинальным переменам, для кого-то неприемлемо ехать на прощание так далеко за город, другие, может, привыкли в этом вопросе больше доверять больнице, поэтому мы не трогали эту нишу, но закон все равно внесет свою лепту в решение этого вопроса. Также наш зал прощания используют и  для отпевания. В больнице это запрещено, а у МУП «Ритуал» есть договор с Русской Православной церковью, предоставляющей нам священников. В месяц у нас проходит 20-30 отпеваний.

- Много ли в городе частников, оказывающих ритуальные услуги?

- Их десятки, но никто из них не оказывает весь спектр услуг, ведь среди них много изначально убыточных. Так, например, государство выдает чуть больше шести тысяч рублей на погребение отказников. А в действительности минимальный набор,  необходимый для погребения, обходится в 12 тысяч рублей. За первые два квартала текущего года мы исчерпали весь годовой лимит предусмотренных для этого средств. Было очень много невостребованных тел. Или, например, в прошлом году наши затраты на службу, занимающуюся перевозкой тел (автомобиль, четыре водителя и восемь санитаров), составили 2 миллиона 700 тысяч рублей, из которых город нам компенсировал только 400 тысяч. Людям нужно платить зарплату, работа не из легких. В прошлом году бабушка пошла в лес за грибами, заблудилась и умерла там. Когда ее нашли, наши санитары на руках несли тело около пяти километров. Это не та работа, с которой можно повременить. Когда человек умирает, тело нужно забирать независимо от того, есть ли у нас на это деньги или нет. И так как мы муниципальное предприятие, нам нужно не только себя обеспечивать, но и городу помогать.

- При вступлении ФЗ «О похоронном деле» в силу город рассматривает вариант открытия похоронного дома в помещении бывшей бани по улице Фурманова. Какова тогда будет роль вашего предприятия и что будет с вашим комплексом на кладбище?

- В этом случае, скорее всего, похоронный дом будет передан на баланс «Ритуала». Но на кладбище можно вести параллельную работу, ведь не каждый приезжий может попасть в город на прощание, поэтому некоторые делают два прощания, и в городе, и на кладбище. Кроме того, залом прощания пользуются жители Верх-Нейвинского. Так что будет вполне уместно иметь два помещения.

Жанна ОБЛОМКИНА

 

Комментарии:

Написать комментарий

Написать комментарий

  • Обязательные для заполнения поля помечены знаком *.

Если у Вас возникли проблемы с чтением кода, нажмите на картинку с кодом для нового кода.
 

Опрос

Знаете ли вы своего депутата?
Да, знаю.
Знаком лично.
Не знаю.
Не голосовал.