Главная » Материалы » АКТУАЛЬНО » Сталинские бараки села Тарасково

Сталинские бараки села Тарасково

Пока жители дома №37 по улице Ленина в селе Тарасково благодарят Правительство Свердловской области за предоставление им нового жилья, другие тарасковские жители, проживающие в таких же двухэтажных сталинских бараках, занимаются перепиской с административными органами, для того чтобы, как и благодарные жители дома №37, переехать в новые квартиры. Одним сталинским бараком в селе станет меньше.

В первые годы советской власти жилищный вопрос решался по-революционному: «излишки жилплощади» беспрекословно передавались лицам пролетарского происхождения. Так появились коммунальные квартиры.

В годы индустриализации и послевоенной разрухи, когда нужно было расселить большое количество первостроителей и жителей без жилья, назрела необходимость в быстром возведении многоквартирных строений. Так появились бараки.

Барак – это временное сооружение. Само название в переводе с испанского barraca означает «рыбацкая хижина». По данным советской статистики, жилая площадь в помещениях барачного типа по СССР в 1940 году составляла — 12,5 млн. кв.м., или 7,5% обобществленного городского жилого фонда, то есть без частного городского жилья. Сельский жилой фонд не учитывался.

Проживало в таких «временных сооружениях» 2,9 млн. человек, или 4,5% общей численности городского населения. Как у нас всегда случается, все временное становится постоянным и трудно выводимым явлением...

Эти бараки, построенные в тяжелое послевоенное время, до сих пор украшают своей архитектурой города и посёлки России, в том числе и в селе Тарасково их осталось еще три. И все они дожидаются своей участи уже который год.

Так, в Решении Думы НГО № 17 еще от 20 февраля 2008 года сообщалось: «По состоянию на 1 января 2008 года в НГО 43 жилых многоквартирных дома могут быть отнесены к домам с высокой степенью износа (более 60%).

В соответствии с действующим законодательством для признания непригодными для проживания выполнено обследование семи многоквартирных домов, физический износ которых составляет более 65% (улицы Л. Толстого, 13 и 15, Первомайская, 55, Фрунзе, 2 а, в селе Тарасково: улицы Ленина, 2, Совхозная, 8 и 10). Для расселения граждан из этих домов необходим объем финансирования более 92 миллионов рублей. В 2008 году на отселение граждан из жилых помещений, непригодных для проживания, бюджетом городского округа, утвержденным Решением Думы НГО, предусмотрено 1035 тысяч рублей, что составляет 1,1 % от необходимых затрат.

В соответствии с реализацией Федерального закона от 21.06.2007 №185-Ф3 «О фонде содействия реформированию жилищно-коммунального хозяйства» в отдел контроля по ГЗУО (Горнозаводской управленческий округ – до сих пор не понимаю, зачем он нужен – В.В.) Управления Государственной жилищной инспекции правительства Свердловской области представлены копии документов по пяти многоквартирным домам».

Так что документы отправлены еще в 2008 году, а воз и ныне там – имею в виду документы по трем перечисленным тарасковским баракам. А ведь программа переселения должна работать.

Президент России Владимир Путин, выступая в конце прошлого года на заседании Госсовета, раскритиковал недопустимо медленное расселение аварийного жилья в стране. План на 2013 год выполнен только на 4%, отметил он. Это означает, что из сорока двух тысяч человек нормальные квартиры получили только полторы тысячи.

Жители дома №37 по улице Ленина в селе Тарасково вошли в эту полуторатысячную категорию счастливчиков. А вот большинство нуждающихся остались за бортом.

А ведь Путин справедливо замечает: «Это недопустимая ситуация, люди живут в каких-то бараках, неприспособленных помещениях десятилетиями. Хочу услышать и от регионов, и от правительства: что мешает нормально наладить работу по расселению аварийного жилья».

Нам бы тоже хотелось услышать.

Но вот, видимо, у чиновников совсем другое мнение на этот счет. Посудите сами. Исходя из слов Президента, в прошлом году остались жить в ветхом жилье сорок с половиной тысяч человек. Будем считать человека за квартиросъемщика, который продолжает платить за ветхое жилье как за нормальное, допустим, в пределах 3 тысяч рублей за квартиру. Получается, что чиновники «заработали» для управляющих компаний 40 500 х 3 000 = 121,5 млн рублей.

А если учесть, что за проведение обследования дома на предмет пригодности его для проживания затраты составляют от 120 до 150 тысяч рублей в ценах 2008 года (из Решения Думы НГО от 20.02 2008 г. – В.В.), то плюсом еще внушительные суммы.

Неплохая выгода за бюрократическую волокиту и «сруб бабла» за «рыбацкие хижины»

Если бы печатный документ административного органа имел юридическую силу денежного знака, то инициаторы, признавшие три тарасковских барака ветхим жильем, стали бы намного богаче.

Многочисленные отписки от депутатов, чиновников и представителей МУП «Нива» до сих пор не принесли успеха. Ведь закон стоит на их стороне.

В соответствии с основами жилищного законодательства РФ органы государственной власти и местного самоуправления обязаны обеспечивать условия для реализации гражданами права на жилище, его безопасность, а также контроль за использованием и сохранностью жилищного фонда, соответствием жилых помещений установленным санитарным и техническим правилам и нормам, иным требованиям законодательства (ст. 1, 2 ЖК РФ).

Хотя и закон имеет свои российские особенности.

Так, понятия ветхого жилья в законодательстве не содержится. Однако, исходя из иных нормативных актов и сложившейся практики, ветхим состоянием здания считается состояние, при котором конструкции помещений и здание в целом имеют износ: для каменных домов — свыше 70%, деревянных домов со стенами из местных материалов, а также мансард — свыше 65%, основные несущие конструкции сохраняют прочность, достаточную для обеспечения устойчивости здания, однако оно перестает удовлетворять заданным эксплуатационным требованиям.

Требованиям-то жилье перестает удовлетворять, но вот проживать в нем, оказывается, можно бесконечно долго – до полного износа. И деньги за такое сталинское жилье его жители оплачивают не сталинскими, а полноценными российскими купюрами.

А вот аварийными признаются многоквартирные дома, проведение восстановительных работ в которых технически невозможно или экономически нецелесообразно, и техническое состояние этих домов и строительных конструкций характеризуется снижением несущей способности и эксплуатационных характеристик, при которых существует опасность для пребывания людей и сохранности инженерного оборудования

Получается, что основное отличие между аварийным и ветхим жильем состоит в том, что последнее характеризуется только высокой степенью износа, в то время как аварийное представляет опасность для жизни проживающих. Получается, что в аварийных домах жить нельзя, а в ветхих – можно. Железная логика российских чиновников.

А ведь во все российские регионы из Москвы спущена директива «об утверждении плана мероприятий («дорожной карты») по переселению граждан из аварийного жилищного фонда (жилых помещений в многоквартирных домах, признанных в установленном порядке до 1 января 2012 года аварийными и подлежащими сносу или реконструкции в связи с физическим износом в процессе их эксплуатации)».

Жилищный вопрос – это последняя, самая крепкая цепь тоталитарного прошлого, которая связывает россиян зависимостью от коммунальных структур и государственных чиновников. И как нам освободиться от нее? Жизнь покажет.

Владимир Волков

 

Комментарии:

Написать комментарий

Написать комментарий

  • Обязательные для заполнения поля помечены знаком *.

Если у Вас возникли проблемы с чтением кода, нажмите на картинку с кодом для нового кода.
 

Опрос

Знаете ли вы своего депутата?
Да, знаю.
Знаком лично.
Не знаю.
Не голосовал.