Главная » Материалы » АКТУАЛЬНО » Поликлиника меняется

Поликлиника меняется

В конце марта прошло заседание общественного движения «Наш Новоуральск». На нём в числе других вопросов обсудили реализацию проекта «Бережливая поликлиника».

 Начальник ЦМСЧ Андрей Юрьевич Морозов поблагодарил движение «Наш Новоуральск» за совместную работу (помощь в выборе подрядчиков и поставщиков товара) и предложил: «Давайте поговорим именно о проекте, дадим оценку произошедшим изменениям. Поликлиника будет и дальше совершенствоваться, и нам важно мнение людей со стороны».

Не все, надо полагать, услышали Андрея Юрьевича. Или, что ещё вероятнее, не все, кто принял участие в заседании, суть «Бережливой поликлиники» уловили. В общем, ушли в проблемы, которые проект не решает вовсе. (Об одной из них – кадровой – скажу далее.)

Даже за позитивные перемены отругали. «А что, нельзя было сделать это без проекта «Бережливая поликлиника»? – набросилась на руководство медсанчасти активистка движения «Наш Новоуральск». – Вы, оказывается, только сейчас увидели, что у вас три двери...»

Прозвучал и серьёзный упрёк: качества нет. «Мы путаем, – ответил на это начальник медсанчасти, – качество оказания медицинской помощи и удовлетворённость пациента. Качество – вещь объективная, удовлетворённость – субъективная. Пациент, которому качественно ампутировали ногу, не всегда удовлетворён тем, что ему сделали...»

 

Взглянули на происходящее иначе

Суть проекта «Бережливая поликлиника», напомним, заключается во внедрении принципов производственной системы Росатома в амбулаторно-поликлиническом звене медицинских учреждений.

– Производственная система Росатома – не что-то новое, – обратил внимание главврач городской поликлиники Виталий Матвеевич Ридингер. – Сделана она на основе принципов организации труда, которые были на Минсредмаше СССР, и принципов работы компании «Тойота». Когда нас учили, мы не понимали, какое отношение производство имеет к оказанию медицинской помощи. Оказывается, имеет: для поликлиники характерны лишние анализы, лишние перемещения медперсонала и пациентов, создание ненужных запасов. Самая страшная потеря – ожидание возле регистратуры, у кабинета врача. Мы начинали с выявления проблем, помогли студенты медколледжа. Выявили пятьдесят и одну проблему, часть мы знали, другие стали для нас полной неожиданностью. Работали не с нуля, предварительно члены рабочей группы, которые занимаются реализацией проекта, прошли обучение на «Фабрике процессов» Уральского электрохимического комбината. Обучили также персонал поликлиники.

На реализацию проекта потрачены немалые средства. Суммы озвучил председатель движения «Наш Новоуральск» Геннадий Демьянович Семёнов: 805 908 рублей – на call-центр, 450 557 рублей – на оптимизацию процесса диспансеризации, 1 281 592 рубля 20 копеек – на ремонт помещений в поликлинике № 1, 3 358 042 рубля 80 копеек – на совершенствование процесса перемещения медкарт, организацию открытой регистратуры и маршрутизацию, 2 633 000 рублей – на оптимизацию загрузки в паре «врач-терапевт участковый – медицинская сестра участковая».

– «Бережливая поликлиника», – отметил Андрей Морозов, – это бесценный опыт, которым с нами поделился Росатом, применение методов бережливого производства в медицине. Эта работа (реализация проекта) позволила нам взглянуть на происходящие процессы иначе... Проект можно реализовывать, визуально ничего не меняя. Многие организационные процессы даже не увидишь. Не увидишь, например, что у регистратора пропало 15 журналов, и всё, что он писал в них, перенесено в медицинскую информационную систему. Не увидишь изменения, произошедшие в самой системе.

 

Три месяца рисовали стрелочки

Подробнее о том, что сделано в рамках проекта, рассказал Виталий Ридингер:

– Все помнят глухую стену, всю в бумажках, и регистратора, который ведёт запись в нескольких журналах и в то же время отвечает на звонки. Сейчас функционирует call-центр: принимают вызовы на дом, записывают на приём пациентов. Проводили хронометраж, но не в пиковые часы (почему-то люди считают, что надо вызывать врача именно в 8.00, иначе, если позвонить в 8.30, катастрофа случится), максимальное время дозвона не превышает девяноста секунд. Введены пять ставок регистраторов и должность заведующего регистратурой. Провели психологическое тестирование регистраторов. Заключение психолога – работать могут, уровень коммуникабельности – высокий, стрессоустойчивость – высокая. Единственный недостаток – боязнь принимать решения. После того как регистраторов протестировали, с ними провели цикл занятий. Такие тренинги, надеюсь, будем проводить ежегодно. Карты стали хранить в одном помещении. Посчитали: регистратор, который у окна с пациентами работает, стал ходить на триста метров в смену меньше. А ведь каждый лишний метр, пройденный регистратором, – это секунды, которые ждёт пациент! Бумажные журналы выбросили, запись теперь производится в медицинской информационной системе, причём не только в регистратуре, но и в кабинетах. Есть, кроме того, лабораторная система. Если врач говорит, что не знает, где анализы, смело жалуйтесь. Врач видит анализы в лабораторной системе. Сделали навигацию. Три месяца рисовали стрелочки, думали, что указывать. В результате люди стали меньше спрашивать, как пройти в тот или иной кабинет. Самый популярный вопрос, как ни странно, был таким: где касса? Сейчас самая большая вывеска в поликлинике показывает, где находится касса.

Создана открытая регистратура с четырьмя «окнами». В четвёртом «окне» сидит страховой представитель. Страховые компании по очереди делегируют своих работников.

Убрали лишние бумаги со стёкол, сделали информационный стенд и систему навигации. Когда бумаги сдирали, сомневались: столько информации нужно донести до пациентов, как поместится всё на один стенд? В итоге оказалось, надо повесить всего четыре объявления.

Изменили систему записи на приём к узким специалистам. Сделали второй доврачебный кабинет и определили чёткие показания для обращения туда.

Обновили сайт. Добавили баннер, призывающий пройти диспансеризацию. Когда человек кликает на баннер, он переходит на сайт, посвящённый диспансеризации, где объясняется, что это такое и что можно при этом выявить. Если человек вводит год рождения и пол, высвечивается перечень обследований, которые надо пройти.

Диспансеризация. Какие проблемы были? Общая очередь, флюорографию надо проходить в другом здании, кабинеты – на разных этажах. Собрали кабинеты в одном месте, сделали отдельный кабинет для забора крови. В итоге время прохождения диспансеризации уменьшилось в 6 раз.

Произошли и невидимые пациентам, но значимые для медсанчасти изменения. Раньше амбулаторные карты и анализы развозили три машины, на каждой – водитель и санитарка. Сейчас работает один автомобиль с одним водителем. Две машины высвободились для обслуживания вызовов, и санитарки занимаются тем, чем должны заниматься – наведением порядка в помещениях поликлиники.

 

Нужно, чтобы работала технология ОМС+

На заседании было предложено направить обращение в Территориальный фонд обязательного медицинского страхования и министерство здравоохранения Свердловской области с просьбой разработать нормативные документы, определяющие механизм оплаты гражданином оказанных ему медицинских услуг. Сейчас, например, пояснила председатель Общественной палаты НГО Татьяна Борисовна Кулешова, нельзя выбрать материал, отличный от того, что выдаёт врач.

– Это потребует внесения изменений в законодательство, – отреагировал Андрей Морозов. – У нас такие технологии были, пациенты покупали тот хрусталик, который хотели. Всё закончилось плачевно. Нам сказали, что технология ОМСная, и мы не имеем права брать у пациентов деньги. Пришлось от этого отказаться. Нужно, чтобы работала технология ОМС+.

– Тогда надо в рамках обязательного медицинского страхования предусмотреть финансирование, которое позволяло бы это делать, – предложили активисты движения.

– Это другое дело, – заметил Андрей Юрьевич. – На такую формулировку мы получим быстрый ответ. Отрицательный…

 

Терапевт – не диспетчер

– 50% пациентов у терапевта – люди, которых он направляет. Посадите пенсионера-врача, и пусть он поток распределяет. Освободите терапевта от ненужной работы, – прокомментировал решение руководства ЦМСЧ сделать запись к узким специалистам только через терапевта заместитель председателя общественного движения «Наш Новоуральск» Вадим Григорьевич Волков.

Вроде бы верные слова. Да только если поверхностно смотреть. Как раньше было? Приходили люди, например, к онкологу и говорили, что хотят провериться на рак, и онколог, единственный в городе, выписывал направления на анализы. «Не должен он этим заниматься, – обратил внимание Виталий Ридингер. – Этим должен заниматься терапевт. В случае выявления показаний и подозрений на какое-то заболевание он направит пациента к узкому специалисту».

– Терапевт должен назначить лечение. Если он этого не может сделать в силу того, что ему не хватает подготовки, он направит вас к узкому специалисту. Ему, терапевту, – подчеркнул Андрей Морозов, – нужна консультация, не пациенту! Это не диспетчер, это полноценный врач-специалист... Разве дело, когда к невропатологу 30 пациентов приходят только потому, что у них болит бок, а человек, который перенёс инсульт, к врачу попасть не может?!

 

В заключение – о кадрах

Виталий Матвеевич уже не первый раз говорит о том, что проблемы бюджетной обеспеченности и нехватки медработников методом бережливого производства решены быть не могут. Это отдельный вопрос. Не все это понимают, в очередной раз мы слышим недовольство.

Надо сказать, члены общественного движения «Наш Новоуральск» не только критикуют, но и помочь стараются, дают рекомендации. Одна из них – уделять внимание при подборе кадров выпускникам новоуральских школ, которые оканчивают мединституты. «За 6 последних лет 167 наших выпускников поступили в высшие медицинские учреждения. Наверно, – заключила Татьяна Борисовна, – можно договориться, чтобы они вернулись в город». Вадим Григорьевич добавил про социальный заказ: пока, считает он, не появятся у медучреждения деньги на него, «ничего не будет».

Договориться действительно можно, и это уже делается: 65 жителей Новоуральска, по словам Андрея Юрьевича, учатся в мединститутах по договору с ФМБА, государство оплачивает их учёбу, и они будут возвращаться.

Ещё одно предложение – перенять московскую практику: там заработная плата врача зависит от его популярности, и врач, будучи популярным, сидит в своём кабинете, а не идёт на заработки в частную клинику. Интересная задумка. Были бы средства! В Москве-то, заметил Андрей Юрьевич, подушевой норматив в два раза выше нашего.

Упрекнули начальника ЦМСЧ и в том, что не было представителей медсанчасти на недавней ярмарке врачей. Как выяснилось, необоснованно. Своё неучастие Андрей Морозов объяснил так: «О проведении ярмарки нас не оповестили. Я на эту ярмарку ездил лет 5-6. Не езжу только последние 2-3 года. Потому что на самом деле ярмарка таковой не является. Собираются выпускники, им говорят, как записаться в ординатуру, в аспирантуру, как проходить интернатуру. Это организационное собрание. Потом дают слово главным врачам. Сначала отдалённых территорий, в конце – тем, кто ближе к Екатеринбургу, и самому Екатеринбургу. Когда очередь доходила до нас, многие уже шли на выход, остальные занимались своими делами. Я с этой ярмарки не привёз ни одного эффективного договора. Ярмарка – это когда сидит представитель учреждения, с ним можно поговорить. А это просто публичное выступление, которое мало кому интересно».

Руководству ЦМСЧ рекомендовали также обратиться в Росатом и ФМБА с просьбой проработать вопрос распространения на медицинские организации, работающие в ЗАТО, программы «Земский доктор». С этого года, кстати, по миллиону подъёмных дают врачам не только в сельской местности, но и в городах с численностью населения до 50 тысяч человек. Фельдшеру выплачивают полмиллиона. Посмотрим, что в столице ответят.

Екатерина ГИЛЯЗОВА

 

Комментарии:

Написать комментарий

Написать комментарий

  • Обязательные для заполнения поля помечены знаком *.

Если у Вас возникли проблемы с чтением кода, нажмите на картинку с кодом для нового кода.
 

Опрос

Знаете ли вы своего депутата?
Да, знаю.
Знаком лично.
Не знаю.
Не голосовал.