Главная » Материалы » АКТУАЛЬНО » Memento mori - 2

Memento mori - 2

О том, как в современной России благодаря тотальной коррумпированности в высших эшелонах власти шло раздербанивание общенародной собственности, написано и снято столько, что разобраться в деталях увода государственного имущества в частные руки не составит ни малейшего труда любому мало-мальски думающему человеку. Для этого даже не надо быть борцом с экономическими преступлениями.

А уж если ты борец, да еще в немалых званиях, то тогда тебе и подавно известны все тонкости, риски и подводные камни этого увлекательного процесса. Более того, знания, накопленные в прошлом, можно применить и в настоящее время. И если сегодня ты, выйдя в отставку, стал крупным муниципальным (или же государственным) чиновником, да еще с надежными связями во всех правоохранительных органах, то сам Бог велел тебе и твоему окружению поучаствовать в распиле общенародной собственности непосредственно. Или же через подставных лиц. И обязательно с использованием административного ресурса - на полную катушку. (Впрочем, объективности ради заметим, что изредка эти ушлые ребята и сами оказываются на скамье подсудимых).

Но давайте поговорим не о стране в целом, а о нашем любимом Новоуральске. По большому счету, и здесь примеров разбазаривания общенародного достояния предостаточно. Это и злополучный АМУР, и Управление стройки со всеми своими подразделениями, да и тотальная оптимизация комбината – из той же серии.

Если внимательно присмотреться, то и увод МУП «Ритуал» в муниципально-частное партнерство обладает всеми признаками слияния и одновременно рейдерского захвата.

Как же начиналась эта операция? Сначала пошел мощный информационный вброс о том, что на новом кладбище места осталось всего лишь на три года (мы писали об этом подробно в первой части). Затем по постановлению администрации создается рабочая группа по выбору места размещения зала прощания. В эту группу помимо представителей администрации и руководства УГХ и МУП «Ритуал» входят и депутаты Ильин, Мышев и Сергеев, и представитель общественности Семенов.

Рабочая группа, рассмотрев все предложенные варианты, рекомендует главе администрации перенести зал прощания на Фурманова, 32а. Обратите внимание, уважаемые читатели, это не глава администрации настаивает на данном объекте муниципальной собственности. Это рабочая группа из 10 вариантов выбрала единственный (именно тот, который и был нужен) и предложила главе администрации.

Впрочем, силу убеждения в виде удара кулаком по трибуне и громового рыка бывшему полицейскому руководителю пришлось-таки применить - к общественникам, у которых оказалось собственное мнение. А вот названных депутатов использовали столь тонко, что те, похоже, даже ничего и не поняли. Это, к слову, об уровне компетентности, уровне лояльности, уровне честности и правдивости, уровне порядочности депутатов.

Впрочем, репутацию представительского органа немного подправил депутат Бессонов. Осенью к Сергею Борисовичу обратился настоятель храма Серафима Саровского и передал вопрос своих прихожан - почему похороны усопших стали стоить чуть ли не в два раза дороже. Сергей Борисович попытался разобраться, и выяснилось, что некоему инвестору город открыл «зеленую улицу» по созданию с МУП «Ритуал» муниципально-частного партнерства «Новоуральский похоронный дом».

Приведу тезисно выступление депутата Бессонова на заседании комиссии Думы по ЖКХ 16 февраля.

«Инвестор прибыл из Оренбурга, фирмочка там какая-то создана с уставным капиталом в 10 тысяч рублей, и вдруг ему - все карты в руки. На вопрос: кто фактический инвестор? - молодой человек отвечает, что он. А мне не показалось, что он из заднего кармана выложит 30 миллионов. Еще в июне, оказывается, передали мастерские и здание ритуального магазина МУП «Ритуал» со всеми товарами в новое ООО, а никто из депутатов об этом и не знал. Меня интересует, сколько потерял МУП, передав эти объекты во вновь созданное ООО. То есть пришел человек с голыми карманами, сказал: я – инвестор, и вот эти миллионы, которые мне определили, заработаю на жителях города. Нам Ефимов (директор УГХ. – Д.Н.) на прошлом заседании сказал, что вновь созданное ООО – неуправляемое, хотя у муниципалитета доля в этом ООО - 51%. Как этот инвестор пришел в город, почему без конкурса? У меня есть подозрение, что здесь торчат уши чьи-то... из администрации или наших должностных лиц. С этим надо разобраться».

Поясню, что имеется в виду. Дело в том, что раньше, до создания муниципально-частного партнерства, все средства, получаемые за весь комплекс услуг, связанных с похоронами, оставались на балансе МУП «Ритуал», а значит, и города. А теперь 49% полученных средств уходит на сторону, за пределы НГО. Куда? Ну, например, в Оренбург - по месту регистрации ОООшки Куйбана. Или же в Первоуральск, где, по слухам, и находится их основной бизнес. Много это или мало? С 15 марта 2016 года (то есть с момента создания ООО «Новоуральский похоронный дом) по настоящее время упокоилось около 1200 наших горожан. С учетом того, что бюджет средних похорон составляет более 60 тысяч рублей, то 49% от этой суммы составят без малого 30 тысяч рублей. Умножаем 30 тысяч на 1200 умерших и получаем, что Куйбан, не вложив практически ни копейки, заработал на городе (а город, соответственно, потерял) приблизительно 36 миллионов целковых. Ах, какой у нас щедрый город!

Что касается торчащих ушек… Во времена Иосифа Виссарионовича этот вопрос решился бы просто: крепкой пролетарской дланью сжали бы солдаты партии тестикулы молодого человека с вечно мокрыми и холодными ладошками и выяснили бы мгновенно - не совпадает ли девичья фамилия его прабабушки, или же, допустим, фамилия тетушки борца с экономическими преступлениями, или же, к примеру, родственницы жены известного члена Союза журналистов с фамилией столь молодого и столь успешного инвестора?

Впрочем, и сегодня наследники Феликса Эдмундовича могут сработать качественно и быстро. Была бы дана команда.

Парадоксально, но более 25 лет существует предприятие «Звезда скорби». Предприятие работает давно, надежно, создано около ста рабочих мест (из которых больше 70 приходится на наших горожан), у предприятия – более 180 партнеров по всей стране.

И вот создается новое ООО – «Новоуральский похоронный дом». Приглашают ли руководителя «Звезды скорби» Геннадия Ковалева поучаствовать в этом проекте? Приглашают, но говорят: вноси 33 % уставного капитала, однако ты там ни на что влиять не сможешь. Ковалев, естественно, отказывается. Приходит мальчик со стороны, без опыта, с голыми карманами. Ему – 49% и «зеленая улица».

Рассматривают ли кандидатуру Ковалева при назначении на пост директора МУП «Ритуал»? Да вы что, не для того выгоняли Хаустова, чтобы принять Ковалева. Есть другая кандидатура – Валерий Безбородов - один из лидеров комбинатовской молодежи и добрый знакомый тогдашнего заместителя главы администрации Дмитрия Черепанова.

Сегодня господин Безбородов – директор МУП «Ритуал» и учредитель ООО «Новоуральский похоронный дом». Речь его на заседании думского комитета изобиловала шедеврами. Цитирую: «…все-таки наши главы думали наперед, думали головой в отличие от балагана, который сейчас тут происходит».

Ах, как грамотно прогнулся Валерий Константинович перед нашими главами, как щедро облил помоями всех присутствующих на заседании. Впрочем, депутаты на «балаган» никак не отреагировали. В отличие от общественников. Но уж совершенную бурю негодования вызвало утверждение Безбородова о том, что МУП «Ритуал» уже два года работает с убытком.

Похоронный бизнес, как ни цинично это звучит, будет востребован всегда. Это один из немногих видов деятельности, когда можно спрогнозировать и поток клиентуры (то бишь, простите, смертность населения, которая для нашего Новоуральска составляет около 1200 человек в год), и объем реализации всего спектра товаров похоронного назначения и оказания услуг по проведению обрядовых ритуалов. Более того, часть затрат на проведение мероприятий компенсируется и из Федерального бюджета, и из местного, в зависимости от категории, к которой будет отнесен усопший.

МУП «Ритуал» всегда было рентабельным. Более того, именно за счет похоронной составляющей, за счет производства товаров ритуального назначения предприятие закрывало финансовые дыры в других направлениях своей деятельности.

И вот Безбородов на заседании во всеуслышание заявляет, что его предприятие – убыточно. Хоть и «балаган», но люди в малом зале горадминистрации собрались грамотные и опытные, оттого и шум поднялся, и смех, и возгласы негодования послышались.

Что бы сделала после этих слов двуглавая администрация, которая не на словах, а на деле болеет за свой город? Правильно, немедленно бы вышвырнула такого директора на улицу - как непрофессионала, как транжиру, как развалившего работу некогда рентабельного предприятия и не сумевшего соорганизовать персонал. Однако Безбородов, несмотря на то, что МУП «Ритуал» убыточен, до сих пор на посту директора. Почему?

И вот здесь мы вновь возвращаемся к алгоритму одного из видов рейдерского захвата. Следующим этапом после слияния муниципального и частного предприятия должно стать банкротство МУПа с соответствующим постановлением главы администрации о его закрытии и передаче всего движимого и недвижимого имущества, а также всех долговых обязательств на баланс нового ООО. Имущество, как вы понимаете, будет реальным. А вот долги вполне могут оказаться виртуальными. И все. Рейдерский захват муниципальной собственности с использованием административного ресурса завершен.

Кстати, уже сейчас ряд направлений по похоронному бизнесу выведен за пределы компетенции МУП «Ритуал». Скажем, рытье могил. Стоимость этой услуги составляет сегодня 17 тысяч рублей. И платят родственники не в кассу МУП «Ритуал», и даже уже не в «Новоуральский похоронный дом», а в будочку, что прямо на кладбище, некоему ИП.

Неужели у муниципального предприятия нет ни компрессора, ни отбойных молотков, ни экскаватора для копки могил, ни лопат, ни персонала? А если нет, то куда они с баланса предприятия делись? Сверхвыгодную, сверхрентабельную услугу отдали на сторону, частнику! Разве это не является основанием для тщательнейшей проверки деятельности Безбородова на посту директора не только контрольно-счетной комиссией НГО, но и правоохранительными органами?

Следующим на заседании комиссии после Безбородова выступил другой соучредитель «Новоуральского похоронного дома» - господин Куйбан. Не знаю, кого я ожидал увидеть, но новый инвестор меня не впечатлил. Прав был Сергей Борисович Бессонов, не похоже, что у него в заднем кармане 30 лимонов спрятано. Впрочем, этих миллионов может и не быть вовсе. Сейчас объясню, почему.

Объективности ради надо сказать, что Александр Куйбан общий негативный напор собравшихся сдерживал достойно. Впрочем, у него была и мощная поддержка от представителей администрации Угоденко и Хатипова. Более того, в конце дебатов он и сам перешел в наступление.

Сначала вновь заявил о том, что ритуальный зал при морге вот-вот закроют, и это, дескать, не шутки, есть, мол, постановление… Впрочем о закрытии зала при морге несколько экспрессивно заявлял каждый представитель администрации и МУП «Ритуал». А затем Куйбан весьма агрессивно спросил депутатскую комиссию: «Так что, мне прекращать работы на объекте по Фурманова, 32а?».

О том, что молодой человек занимается шантажом, не догадался никто. И депутаты дрогнули. Типа нет-нет, работайте, мы вот только дождемся результатов проверки правоохранительных органов.

Депутатская комиссия заседала в четверг. А в понедельник, после того, как была готова первая часть статьи, я решил съездить и сфотографировать злополучную баню. Представьте, как я удивился, не обнаружив на объекте не только никого из людей, но и ни малейших признаков строительной деятельности. Ни традиционного мусора, ни техники, ни даже элементарной строительной пыли! Более того, создавалось ощущение, что там с начала зимы не ступала нога человека. Девственные сугробы мирно покоились на крыльце, перед входом и вокруг самого здания. И чего бы депутатам не проехаться до здания бани перед заседанием комиссии? Тогда и блеф бы не прокатил.

И вот тут я понял, как молодой человек смог бы внести требуемые 30 миллионов. Они и были бы внесены, но только на бумаге. Это были бы виртуальные деньги.

Давайте вспомним, что Куйбан согласно протоколу №4 общего собрания учредителей от 24 октября 2016 года свою долю в размере около 29,481 миллиона рублей должен внести не позднее шести месяцев со дня подписания этого протокола, то есть не позднее 24 апреля 2017 года.

Сегодня, на момент выхода газеты, 15 марта. То есть Куйбану осталось ремонтировать здание (подчеркиваю - до 24 апреля) еще месяц с небольшим. А в бане – конь не валялся.

А на самом деле все просто. Куйбан нанимает какую-нибудь строительную компашку, может даже зарегистрировать свою собственную или же на кого-нибудь из аффилированных лиц. Никакого контроля за выбором компании нет, никаких тебе тендеров, никаких тебе конкурсов, назначай любые цены, пиши любые объемы. Это ж не муниципальная компания, а частная.

Далее проводится косметический ремонт на лимон-полтора, и подписывается акт приемки выполненных работ аккурат на 30 миллионов. Ничто не мешает, кстати, «выполнить» работы и на 40 лимонов, и на 50. А потом еще и заявить соучредителю Безбородову, дескать, я тут свои лишние 10-20 миллионов вложил, а так как мы партнеры, то давай-ка из бюджета Новоуральска компенсируй мне половину… Безбородов выносит сей вопрос на Думу, а народные избранники послушно голосуют…

Вот такая печальная картина, уважаемые читатели, получается. Удастся ли нам приостановить захват рентабельного МУПа? Чьи там ушки торчат на самом деле? Окажутся ли на высоте правоохранительные органы или же по обыкновению, не заметят очевидного? И наконец, придут ли когда-нибудь к руководству городом порядочные и честные руководители?

Вопросы, вопросы, вопросы…

Дмитрий НИКАНОРОВ

Читать по теме: "Memento mori"

 "Ещё один гвоздь в крышку гроба "Новоуральского похоронного дома"

 

Комментарии:

Написать комментарий

Написать комментарий

  • Обязательные для заполнения поля помечены знаком *.

Если у Вас возникли проблемы с чтением кода, нажмите на картинку с кодом для нового кода.
 
Александр
Комментарий
23.03.2017, 20:30:46
Молодец автор!!!!!!!!!!!!!! Респект тебе!!!!

Опрос

Знаете ли вы своего депутата?
Да, знаю.
Знаком лично.
Не знаю.
Не голосовал.