Главная » Материалы » АКТУАЛЬНО » Кремниевый кластер

Кремниевый кластер

В начале ноября околополитические и близкие к атомному гиганту круги как-то дружно заговорили о том, что вот-вот, на днях, подпишут постановление о создании ТОР в Новоуральске.

В корпоративном издании УЭХК созданию ТОР уделили целую полосу («Диалог УЭХК» от 7 ноября 2017 года, «Атомная ТОР, или Где родился, там и пригодился»). Частично материалы были продублированы и в официальном СМИ. Обе публикации полны оптимизма, надежды и веры в светлое будущее.

Однако я, будучи скептиком и патриотом города, прочитав эти материалы, ужаснулся. И было от чего. Как, вероятно, помнит читатель, «НГГ» в конце минувшего года трижды обращалась к вопросу создания на территории Новоуральска Кремниевого кластера. На страницах газеты я подробно рассказывал о производстве как металлургического, так и поликристаллического кремния и побочных эффектах для экологии и здоровья горожан в случае реализации этого проекта. Однако никаких ответов на свои публикации я так и не услышал.

Молчали градоначальники и депутаты. Молчали кандидаты и доктора наук. Молчали почетные граждане Новоуральска и лидеры общественных объединений. Лишь в социальных сетях обсуждение создания кремниевого кластера вызвало небольшое бурление. Впрочем, вскоре ряска вновь затянула поверхность болота. Все успокоились.

Объективности ради следует сказать, что НВК встретилась с представителем «Силаруса» Мариной Красько, во время встречи дама клятвенно заверяла зрителей в том, что ни о каком производстве поликристаллического кремния не может быть и речи, а производство металлургического кремния едва ли опаснее выпечки хлеба (утрирую, конечно, но суть выступления дамы передаю верно).

К слову, ссылаться на даму как на специалиста в области кремния стало хорошим тоном. Вспоминаю, как в канун выборов я беседовал на тему кремниевого кластера с одним высокопоставленным кандидатом наук, так вот он, будучи с технической точки зрения грамотным человеком, убеждал меня в том, что ни о каком поликристаллическом кремнии и речи быть не может, а производство металлургического кремния – безопасно и выгодно. Об этом он-де лично спросил Марину Красько, и Марина Красько лично ему ответила. И, судя по всему, слов дамы для кандидата наук оказалось вполне достаточно.

На вопросы: проводился ли анализ производства кремния в стране и в мире? оценивалась ли его востребованность на рынках? рассматривалась ли динамика изменения мировых цен на кремний? знает ли кандидат о том, что кремниевая революция давно закончилась и за последнее десятилетие цена на кремний упала в десять раз и больше уже никогда не вернется к своему пиковому значению?  что по соседству, в Каменске-Уральском, давным-давно производится металлургический кремний? - мой визави честно и не мигая смотрел мне в глаза. Впрочем, к производству кремния в Каменске-Уральском мы еще вернемся.

Когда же я поднимал вопрос о странном затишье и выражал беспокойство, не разведут ли нас как лохов, не впарят ли нам тухлятину в красивой обертке, мне отвечали: что ты переживаешь, будут еще и общественные слушания, и мы не допустим…

О том, как проводятся общественные слушания, как готовятся выступающие, от чьего имени они вещают и как протаскивается нужное решение, я хорошо знаю. И потом, общественные слушания - это ведь всего лишь формальность… 

И вот в ноябре пошла вдруг движуха. Это не только публикации в СМИ. Горожане, возможно, не знают, но у главы НГО появился новый зам. По стратегическому развитию и планированию. Совершенно неизвестный товарищ, прибывший непонятно откуда, чья он креатура - неясно, какой путь у него за плечами, чем известен, чего достиг – одни вопросы. Человек – загадка.

Когда представляли его депутатам Думы НГО, сказали, что он, дескать, будет заниматься территорией опережающего развития ну и, понятно, стратегическим развитием и инвестициями. Да и представили-то его как-то скомканно…

Но вернемся к «Диалогу УЭХК». Я процитирую материал «Что даст ТОР Новоуральску к 2025 году?». Цитата большая, но чрезвычайно важная для понимания сути развода. То есть по сути – обмана новоуральцев.

«Одно из перспективных направлений развития экономики НГО – создание «Кремниевого кластера». Инициатор проекта – научно-производственное объединение «Силарус», планирующее строительство завода по производству металлургического кремния на территории индустриального парка «Новоуральский». «Кремниевый кластер» - большая группа производств, объединенных единством базового материала – поликремния. Это производство металлургического кремния, тиглей стекла, высокочистого поликремния, кремнийорганических соединений с получением силоксанов, эластомеров и жидкостных эмульсий, монокристаллов, пластин, солнечных модулей, электрохимических литий-ионных батарей с анодом из кремния, термоэлектрических преобразователей, и даже элементов водородной энергетики и силовой электроники».

Итак, практически официально подтверждено, что в Новоуральске планируется создание Кремниевого кластера - целой группы производств, объединенных вокруг одного базового элемента – поликристаллического кремния.

Получение металлургического кремния – лишь первое звено в цепочке. А это значит, здравствуйте моносилан и дихлорсилан, о которых я писал год назад. И о которых нелишне будет напомнить сегодня.

Итак, моносилан – это соединение кремния и водорода, бесцветный газ с неприятным запахом, самовоспламеняющийся в воздухе и чрезвычайно ядовитый. Дихлорсилан – тоже бесцветный газ и тоже самовоспламеняется в воздухе.

Но если моносилан и дихлорсилан – это своего рода побочные продукты при производстве поликристаллического кремния, то в город к нам в качестве одного из компонентов производства повезут в железнодорожных цистернах трихлорсилан.

Трихлорсилан – это кремнийсодержащее неорганическое вещество, представляющее собой токсичную жидкость с резким запахом. Обращение с трихлорсиланом требует особой осторожности, поскольку попадание на кожу даже нескольких капель чревато весьма болезненным и плохо заживающим химическим ожогом. Попадание же большого количества трихлорсилана причиняет тяжкие увечья, вплоть до отделения мышечной ткани от костей.

Вот такой продукт повезут к нам в город в железнодорожных цистернах. Мимо наших лесов, мимо нашего прекрасного пруда, мимо жилых домов в Южном и в Привокзальном районах. К слову, в случае разгерметизации одной стандартной железнодорожной цистерны образуется токсичная опасная зона до пятисот, а взрывоопасная – до двухсот пятидесяти метров.

Нелишне напомнить, что трихлорсилановая технология разработана еще в 50-х годах прошлого века, и изначально в ней заложена экологическая опасность – прорыв трубы, разгерметизация, выход продуктов производства в атмосферу с дальнейшим воспламенением. Все хлорпроизводные кремния и хлористый водород по отношению к конструкционным материалам – коррозионно агрессивны, что нередко приводит к быстрому и катастрофическому разрушению оборудования.

Уместно будет упомянуть, что при сгорании одной тонны трихлорсилана образуется хлорводород, способный загрязнить летальной концентрацией до 125 тысяч кубометров воздуха. А во влажной атмосфере хлорводород образует туман соляной кислоты, который, будучи тяжелее воздуха, стелется по земле.

Одним словом, под Новоуральск закладывается самая настоящая экологическая бомба! Причем преподносится это как прорыв, как благое дело, как создание тысяч новых рабочих мест, как инвестиции в образование, в культуру, как улучшение городской инфраструктуры!

Вы не задавали себе никогда вопроса – а чего это Сутягинский так долго носится со своим проектом и никак не может его пристроить? Может быть потому, что всюду, куда бы он ни сунулся, решение принимали умные, грамотные в техническом отношении, честные, да и просто  порядочные руководители, болеющие за свой родной город?

Я понимаю, что легко можно было обмануть неграмотного и малообразованного в техническом отношении нашего бывшего главу. Но вы же – технари! Вы-то должны понимать все последствия создания опасного химпроизводства в Новоуральске! Или вам тоже затмил глаза золотой телец? Напомню читателям, что как только Сутягинский начал заходить в Свердловскую область, речь шла об инвестициях в миллиард долларов. С равным успехом можно было говорить и о пяти, и о десяти миллиардах… Но губернатор (тоже технически малообразованный товарищ) клюнул и на миллиард…

Ложь, кругом ложь. Напомнить, как именует «Диалог УЭХК» инициатора проекта? Научно-производственным объединением, так кажется? Звучит? Ещё бы. А знаете, где базируется это научно-производственное объединение, а на самом деле ОООшка (общество с ограниченной ответственностью), «Силарус»?

По данным из налоговой инспекции, юридический адрес ООО «Силарус» следующий: Новоуральск, улица Автотранспортников, дом 8, офис 305.

Для тех же, кто не в полной мере владеет топонимикой родного города, скажу, что по улице Автотранспортников в доме 8 расположено административное здание бывшего УАТ (Управления автотранспорта). А офис 305 – это просто переговорная комната, в которой сиротливо стоят стол и несколько повидавших всякое стульев. И все. Ни людей, ни офисной техники… Как вам такое научно-производственное объединение?

Когда год назад госпожа Красько давала интервью местной НВК, она пригласила телевизионщиков не куда-нибудь, а в Екатеринбург, в здание областного правительства. И в самом деле, не в переговорную же бывшего УАТа приглашать…

Кстати, в том интервью генеральный директор научно-производственного объединения рассказывала о намерениях производить только металлургический кремний. И уже одно это вызывало вопросы.

Ну, например, зачем губернатору подписываться на создание производства металлургического кремния в Новоуральске, если в Свердловской области уже есть давно и стабильно работающее предприятие по его производству? Предприятие это расположено в Каменске-Уральском.

А первые 108 тонн металлургического кремния на Уральском алюминиевом заводе (так называлось предприятие до 1998 года) были получены еще в 1941 году. Кремниевое производство изначально не входило в планы предприятия, однако было развернуто в кратчайшие сроки при производстве силумина (прочного сплава алюминия и кремния) для нужд оборонной промышленности.

Во время войны предприятие ежегодно выпускало по три тысячи тонн кремния. В послевоенные годы на заводе было проведено техническое перевооружение, реконструкция, были поставлены новые электропечи.

В начале нулевых был проведен капремонт всех шести печей. Кстати, сколько печей собирался поставить здесь Сутягинский? Насколько я помню, речь шла всего лишь о двух печах. И сколько народа планировалось принять на новое производство? Конкретные цифры я сейчас не помню, но, по-моему, речь шла о тысяче рабочих мест.

А знаете, сколько людей работает на предприятии в Каменске-Уральском? Так вот на всех шести печах (плюс административный и вспомогательный аппарат) – всего 300 человек. То есть на двух печах в Новоуральске будет работать максимум 150 человек. И ради ста пятидесяти рабочих мест мы собираемся уничтожать экологию? Подвергать опасности здоровье, а то и жизни наших новоуральцев?

К слову, «Кремний-Урал» производит сейчас 27 тысяч тонн в год металлургического кремния. И этого объема вполне достаточно. А сколько металлургического кремния собирается производить Сутягинский? Но ведь и этот произведенный кремний необходимо кому-нибудь реализовать. Кому? Ведь ценовой пик на кремний миновал еще десять лет назад. И этим вопросом должно было бы поинтересоваться руководство комбината.

Кстати, а кто-нибудь из читателей знаком с экологической обстановкой в Каменске-Уральском? Эти шесть печей (шесть труб) клянет и материт каждый житель города. Поищите в Интернете…

Кажется странным, что идею создания Кремниевого кластера старательно лоббирует руководство УЭХК. Но лишь до той поры, пока в руках не окажется Пояснительная записка к проекту постановления правительства о создании в Новоуральске территории опережающего социально-экономического развития.

В этой Пояснительной записке имеется перечень инвестиционных проектов. Среди которых заявлено и «строительство завода по производству металлургического кремния».

Все остальные производства в той или иной степени уже работают на территории Новоуральска и УЭХК, уже фактически реализованы. За исключением разве что «производства, переработки и хранения плодоовощной продукции и грибов», хотя и это агрокультурное направление наверняка уже развивается.

Повторим, практически все направления уже реализованы и без ТОРа. Выходит, ТОР – это чистейшей воды профанация? И самый настоящий обман Правительства?

Кстати, в записке отмечено то, что губернатор Куйвашев подписал 26 соглашений о намерениях по реализации инвестиционных проектов. А в полученном мной экземпляре перечислено только 25 проектов. Я склонен допустить, что один из проектов (ну, например, организация производства поликристаллического кремния) из-за очевидного вреда для города просто вычеркнули, дабы никто из депутатов случайно не поднял шум. Хотя в экземпляре, направленном в Правительство, этот пункт, безусловно, имеется.

О том, благо статус ТОСЭР для муниципалитетов или же нет, до сих пор идет дискуссия. Скажем, руководство Краснотурьинска, год назад получившего статус ТОСЭР, признает, что, несмотря на все льготы и преференции, обещанные для инвестора, работа по развитию ТОР идет очень непросто. И это еще мягко сказано. Нужно ли было получать статус ТОР, чтобы производить палочки для мороженого?

На днях, 20 ноября, Дмитрий Анатольевич Медведев действительно подписал постановление о создании трех ТОР.  В поселке Сосенский (Калужская область), в Верхнем Уфалее (Челябинская область) и в Лесном (Рязанская область).

Новоуральск в данном постановлении не значится.

Дмитрий НИКАНОРОВ

 

 

Комментарии:

Написать комментарий

Написать комментарий

  • Обязательные для заполнения поля помечены знаком *.

Если у Вас возникли проблемы с чтением кода, нажмите на картинку с кодом для нового кода.
 

Опрос

Знаете ли вы своего депутата?
Да, знаю.
Знаком лично.
Не знаю.
Не голосовал.